Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке музыка
0 30 Марта 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

​Доктор Взрыв, или Как я перестал бояться и полюбил Майкла Бэя

По случаю юбилея главного взрывателя Голливуда – 5 его «бэйздецовых» фильмов, от худшего к лучшему.
17 февраля 0
Майкл Бэй на съемках фильма «Трансформеры: Последний рыцарь»
Майкл Бэй на съемках фильма «Трансформеры: Последний рыцарь»

Главному взрывателю Голливуда исполняется 55 лет. Любите вы Майкла Бэя или ненавидите, но уже более 20 лет, начиная с «Армагеддона», он остается самым громким режиссером в мире. Квентину Тарантино подавай ступни, а Майклу Бэю – разрушений, да побольше. Неспроста его гиперстилизованную эстетику называют «bayhem», он же «бэйздец».

В фильмах одного из главных постановщиков попкорновых аттракционов творятся сумасшедшие дела, так что лучше не моргать. Именно Майкл Бэй, не раз обвиненный в тупости, расизме и сексизме, превратил винтажные игрушки для мальчиков в героических спасителей человечества, а «Трансформеры» стали синонимом всего апокалиптичного. Бэй любит ритмичный монтаж, скольжения и пролеты камеры, эпичные замедления, грандиозное зрелище и игру с пространством, где в движении находятся сразу и камера, и персонажи. Хаотичный и пафосный «бэйздец» – это гигантская волна калейдоскопического движения.

На съемках фильма «Трансформеры: Последний рыцарь»

На съемках фильма «Трансформеры: Последний рыцарь»

Майкл Бэй – уникальный представитель «вульгарного авторского кинематографа», визионер со своей узнаваемой стилистикой, бренд и такая же «франшиза», как Альфред Хичкок. Все картины Бэя, как у мастера саспенса, похожи друг на друга, как бы ремейки, и тоже аттракционы, только сделаны по-другому. Нельзя не признать, что в «бэйздеце» есть свой изюм, а точнее – сочный чернослив. Режиссера хоть и называют образцом плохого вкуса и воплощением всего пошлого, что есть в современном Голливуде, его картины не раз становились коммерческими хитами. Вы удивитесь – два фильма Бэя находятся в The Criterion Collection: «Скала» и «Армагеддон», то есть он стоит рядом с Годаром, Бергманом, Хичкоком, Полански и – внимание – Скорсезе, который недавно заявил, что блокбастеры – не кино.

Джерри Брукхаймер и Майкл Бэй на съемках фильма «Перл-Харбор»

Джерри Брукхаймер и Майкл Бэй на съемках фильма «Перл-Харбор»

Творчество Майкла Бэя – это богатый и дикий мир подростковых грез. Однако, кроме популярных сказок о говорящих роботах, которые мы смотрим уже целое десятилетие, а также эпичной мелодрамы «Перл-Харбор», эдакого «Титаника» на фоне Второй мировой войны, режиссер воскресил «Техасскую резню бензопилой» и «Пятницу 13-е», освежил «Кошмар на улице Вязов» и «Черепашек-ниндзя», и породил «Судную ночь» и «Тихое место» – но все это он сделал как продюсер.

Сегодня мы не согласимся с британским критиком Марком Кермодом, объявившим Майкла Бэя «Антихристом», и выберем самые интересные картины этого голливудского громыхателя, чтобы найти высокое искусство там, где его якобы нет.

«13 часов: Тайные солдаты Бенгази» (2016)

Кадр из фильма «13 часов: Тайные солдаты Бенгази»

Кадр из фильма «13 часов: Тайные солдаты Бенгази»

Будучи фанатом американских вооруженных сил, а не только дорогих машин, сексуальных женщин и еще более сексуальных взрывов, Майкл Бэй ненадолго отпустил Оптимуса Прайма, покинул поле боя автоботов с десептиконами и экранизировал реальную историю храбрых американских военных, атакованных озверевшими террористами. «13 часов» – единственный серьезный фильм Бэя, который изображает штурм консульства США в Бенгази. Режиссеру явно не интересна политика – звучит лишь пропаганда о свободе и демократии, которую несут американцы, и нет ни слова о Клинтон и Обаме, потому что глубина мысли – это совсем не о Бэе. «13 часов», где колошматит искристый бэевский фейерверк, заслуживает внимания, хотя бы потому, что это не фантастика, не боевик, а какая-никакая драма людей, которые сражаются за выживание в огненном хаосе. Видимо, американским патриотизмом мастер блокбастера хотел взять «Оскар». Не получилось. Зато получился сочный бэевский ракурс падающей бомбы.

«Остров» (2005)

Кадр из фильма «Остров» (2005)

Кадр из фильма «Остров» (2005)

Антиутопический боевик с Юэном Макгрегором и Скарлетт Йоханссон, исполняющих роли искусственно выведенных людей, мечтающих попасть на остров, которого нет. Клоны вырываются на волю и попадают в реальный мир, где их ждет полный «бэйздец». Фильм стал единственным коммерческим провалом в карьере Бэя. Однако это не отменяет того, что «Остров» – самая умная картина Майкла Бэя. Публика часто забывает об этой попсе, где кроме взрывного зрелища под фантастическую музыку Стива Яблонски звучат классические для жанра размышления о теле и душе, выборе и познании, желании человека стать Богом, чтобы обмануть смерть и контролировать себе подобных, а также о том, «мечтают ли андроиды об электроовцах?». Этим блокбастером, похожим на «Матрицу» и «Особое мнение», Бэй демонстрирует умение делать кино не только развлекательное, но и философское. И вообще, «Остров» приятно посмотреть хотя бы ради длиннющей погони, где автомобили уничтожаются колесами поезда, которые слетают с мчащегося грузовика.

Читайте также: Полный «бэйздец». Что это за феномен – «режиссерский стиль Майкла Бэя»

«Плохие парни» (1995)

Кадр из фильма «Плохие парни» (1995)

Кадр из фильма «Плохие парни» (1995)

Нравится вам Майкл Бэй или нет, но именно он открыл Уилла Смита (а также Николаса Кейджа и Шайа ЛаБафа) как звезду боевиков. 25 лет назад Бэй был известен только рекламными и музыкальными клипами, но карьера режиссера взлетела на воздух, как машины и самолет в солнечном Майами, когда он под патронажем легендарного продюсера Джерри Брукхаймера сделал «Плохих парней», ставших классикой жанра. Кинодебют Бэя является главным в карьере Смита, кроме «Дня независимости», но фильм Роланда Эммериха, еще одного мастера блокбастера, вышел чуть позже. В этом легкомысленном бадди-муви в духе «Смертельного оружия» Уилл Смит и Мартин Лоуренс играют лос-анджелесских копов, которые охотятся на наркомафию, попутно ругаются, дурачатся и попадают под пули и в забавные разборки. История незатейливая, поэтому все решают харизматичные актеры и стильная эстетика. Говорят, когда начались съемки «Плохих парней», не было никакого сценария. А после романтического «Перл-Харбора» плохиши вернулись, но оказалось, что Бэй слегка сошел с ума: поздние фильмы стали безумно быстрыми и ядовито сочными, а еще больше, громче и длиннее.

«Кровью и потом: Анаболики» (2013)

Кадр из фильма «Кровью и потом: Анаболики»

Кадр из фильма «Кровью и потом: Анаболики»

«Пустая пропасть черноты» – так назвали «артхаусный» фильм Майкла Бэя. Пресса ругает – и пусть ругает. «Кровью и потом: Анаболики» – абсурдная сатира на американский образ жизни, и ничто не характеризует культ потребления лучше, чем бодибилдинг, где главное – жрать и качаться. Как правило, капитализм критикуют через Уолл-стрит, а Бэй решил высмеять через качалку, поэтому здесь порнографический взгляд режиссера очень кстати. Это самая впечатляющая картина голливудского нигилиста, в которой Марк Уолберг, Дуэйн «Скала» Джонсон и Энтони Маки выступают в образах тупых спортсменов, которые похищают и пытают богатого еврея, чтобы отжать у него все. Черная комедия о шустрилах в погоне за американской мечтой в самой накаченной стране на планете выглядит горячей, сочной, но содержание гротескно и вульгарно. «Кровью и потом: Анаболики» – квинтэссенциальный «бэйздец»: агрессивная эстетика, грудастые красотки, быстрые автомобили, звездно-полосатый флаг и очень (очень!) пошлый юмор. Здесь очевидно влияние Коэнов с Тони Скоттом. В общем, Уолберг не обманул – мы обалдеем.

«Скала» (1996)

Кадр из фильма «Скала» (1996)

Кадр из фильма «Скала» (1996)

Магнум опус Майкла Бэя и никакой индустриальной какофонии. «Скала» – классика жанра, посвященная легендарному продюсеру Дону Симпсону. В этом боевике Николас Кейдж выступает в образе робкого химика, а Шон Коннери – заключенного в кандалы агента британской разведки. Оба героя врываются в тюрьму Алькатрас, захваченную американским спецназом, во главе которого стоит суровый Эд Харрис, преданный американской властью. Кейдж и Коннери обмениваются остротами, Харрис во имя справедливости становится террористом, и пошло-поехало: драки, перестрелки, погони и катание химических шариков под восхитительно воинственную музыку. Бэй не скупится на огонь, не забывая и о солдатской драме. Только представьте, что мог бы сделать такой технически подкованный режиссер, если бы не застрял в «Трансформерах»? Понятно, Майкл Бэй скорее сумасшедший технарь, чем мастер сторителлинга – вместо истории Бэй продает зрителю энергию действия, но «Скала» прекрасна во всем.



В центре внимания

Поделитесь с друзьями