Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке музыка
0 30 Марта 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

​«Дау. Наташа» Ильи Хржановского и Екатерины Эртель: Homo sapiens

Власть побеждает власть, насилие уничтожает насилие, любовь поощряет любовь.
21 апреля 0
Кадр из фильма ​«Дау. Наташа»
Кадр из фильма ​«Дау. Наташа»

Проект «ДАУ» остается в поле зрения мировых кинокритиков и синефилов даже спустя год после главной и грандиозной премьеры в Париже. Маленькие частички мира, созданного Ильей Хржановским и его командой, «Дау. Дегенерация» и «Дау. Наташа» в феврале 2020 попали на «Берлинале». Теперь, с 21-го апреля, с проектом можно ознакомиться онлайн на dau.movie.

Наташа работает в буфете в советском исследовательском институте. Мимо нее проходят ученые, их жены, любовницы, друзья и иностранные гости. Держать в порядке эту так называемую столовую ей помогает коллега по имени Ольга. С ней у Наташи сложные отношения: с одной стороны, дружеские, а с другой – по-настоящему враждебные. Иногда дело доходит до драки, криков и ругани, и заканчивается обязательно слезами в углу буфета. Приезд иностранного ученого, встреча с ним, пьянки и пляски с остальными работниками института приводят Наташу к самому сложному моменту ее жизни. Но что это для настоящей советской женщины? Ее плечи и не такое выдерживали.

Марина Абрамович вспоминает один из ее первых перфомансов и рассказывает о нем аудитории, где у каждого человека завязаны или закрыты глаза. Зрители слышат историю о том, как девушка лет 23-х стоит посреди некоего пространства, перед ней – стол с 76 предметами для «удовольствия» и для «боли». Пальто, стакан воды, роза – а еще нож, бритва и пистолет с одной пулей. Ее могли изнасиловать, но не стали, потому что это было публичное пространство, полное людей. Ее могли убить, но в последний момент человека с пистолетом кто-то успел остановить. Она сидела практически голая, и мимо нее проходили потрясенные незнакомцы. Оказаться на таком же уровне близости с участниками «Дау» казалось невозможным. Но в Париже вся аутентичность советского института была перенесена в условное выставочное помещение, и на каждом этаже можно было увидеть восковые «версии» главных героев и не только. На «Берлинале», в кинотеатральном контексте, «Дау. Наташа» смотрится почти также, как если провести несколько часов в двух, трех пространствах в Париже.

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Илья Хржановский и Екатерина Эртель, выступившая также монтажером картины, стирают границы между разными медиа. Кино, перфоманс, театр и остальное не имеет значения. Все становится единым и формирует полноформатную имитацию жизни, по всем законам Аристотеля. Правда, слово «имитация» звучит здесь не в пользу самого проекта, потому что происходящее на экране не является фикцией. Такая же реальность была и у Марины Абрамович, когда один из посетителей взял бритву и поранил ее, решив попробовать ее кровь, у нее до сих пор остался шрам. Непредсказуемость человека и то, до какой грани сами люди могут себя довести, порождает страх. Наташа и другие герои «Дау» тоже боятся, но самих себя и своих возможностей, которые в данном случае не имеют никаких границ. Зрителям остается только сидеть, наблюдать и ощущать этот самый страх вместе с ними. Тонкого барьера под названием экран они уже не видят.

В конце XX-го века Питер Гринуэй провозгласил о смерти кино. Жан-Люк Годар в коротком метре «Во тьме времени» для сборника «На десять минут старше: Виолончель» последние минуты кинематографа изобразил в трепещущем белом полотне. «Дау» называют чем-то иным, но не тем искусством, которое пришло в мир благодаря братьям Люмьер. Однако, проект Ильи Хржановского по своей документальной форме не что иное как кино. Фабула выстраивается через монтажные склейки, и, возможно, сюжет предстает достаточно скромным и прямолинейным. Но среди всех часов отснятого материала (около 700 часов), Екатерина Эртель отбирает эпизоды, где раскрываются все стороны человеческой природы.

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Наташу как личность видно «со всех сторон», и это даже не обязательно заслуга оператора Юргена Юргеса. Камера ощущает всю «необработанность» и «нерафинированность» эмоций и чувств. Множество раз Илья Хржановский повторял в интервью и публичных дискуссиях, что «эмоции реальны, а ситуация – нет». Человеческий мозг играет в точно такую же «игру» с обычными людьми. Они придумывают конкретную ситуацию, а потом начинают испытывать самые настоящие эмоции. Фантазия внутри каждого человека и есть тот самый ужас и зло, о котором все говорят. Экран «дрожит», и граница между фикцией и реальностью оказывается сломана. Образ жизни героини в условиях тоталитарного режима позволяет иногда нарушать правила ради ощущения свободы.

Наташа любезничает с гостями буфета, следит, чтобы у всех в тарелках была еда, а любимый ингредиент был в наличии. Это рутина, это обыденность, это работа. Вечером Наташа как будто позволяет себе расслабиться – выпить вместе со своей коллегой/подчиненной Ольгой. Но вся ее любезность и терпение, накопленные за день, а может, даже и больше, выходят за границы условной «чаши». Обычные рабочие отношения переходят в формат «любовь/ ненависть», где последней становится все больше и больше. Драка, битая посуда, ругательства и обвинения в обе стороны – все доходит до крайности, и от этого становится страшно. Страшно за обеих, но больше всего за Наташу, которая чувствует собственное превосходство над Ольгой и пользуется им сполна.

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

Кадр из фильма «Дау. Наташа»

«Любви» тоже находится место в их отношениях, когда Наташа приходит на большое застолье в квартиру Ольги. В гостях собрались сотрудники института, в том числе только что приехавший в Советский Союз французский ученый Люк. Праздник, веселье, алкоголь рекой, фейерверки из воблы и танцы на столе оттеняют горечь и жестокость первой части фильма. Наташа и все остальные раскрепощаются и сбегают от реальности тоталитарного режима, забывают обо всем с помощью выпивки, иностранных слов и интимной близости. Последнее предполагает совершенно другую коммуникацию – язык тела. Наташа и Люк понимают друг друга без каких-либо слов, только через редкие еле слышимые гласные, физически доверяя друг другу.

Но потом волшебство пропадает, и свобода снова отдаляется. Человеческое сердце просто не выдерживает надоевшую «цикличность» жизни, и Наташа снова доводит Ольгу чуть ли не до слез, подливая ей еще больше водки, чтобы та не могла даже ходить. Полярность их отношений – еще одно доказательство того, сколько в человеческой природе может быть зла, сколько его скрывается за доброй или нейтральной оболочкой. Но у каждой условной власти всегда есть собственный палач, выше и сильнее по статусу. Любое человеческое зло, увы, способно искоренить только себе подобные.

Только «Дау» – это все-таки некая «разминка» на тему подлинности человеческой природы. Потому что реальность за дверями кинотеатра намного страшнее.



В центре внимания

Поделитесь с друзьями