Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке музыка
0 30 Марта 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

​«Моя гениальная подруга»: Эпоха глазами «маленьких женщин»

Сериал-экранизация романа Элены Ферранте наверняка понравится почитателям «Крестного отца» Фрэнсиса Форда Копполы.
20 ноября 2018 0
Кадр из сериала ​«Моя гениальная подруга»
Кадр из сериала ​«Моя гениальная подруга»
Дмитрий Барченков
автор

19 и 20 ноября на сервисе Videomore состоялась премьера сериала HBO «Моя гениальная подруга». Продюсировать экранизацию романа Элены Ферранте взялся автор триумфального для канала «Молодого Папы» Паоло Соррентино. Кинокритик Дмитрий Барченков посмотрел первые две серии проекта и рассказывает, почему его на ура примут поклонники Фрэнсиса Форда Копполы.

Экранизацию «Моей гениальной подруги» в первый раз показали на 75-м Венецианском кинофестивале в этом году, где ее ждали с некоторым придыханием. С одной стороны, из-за создателей: режиссер Саверио Костанцо уже радовал гостей смотра в Венеции своей предыдущей работой – триллером «Голодные сердца» с Адамом Драйвером (тоже частым гостем Мостры), а значащийся в продюсерах Соррентино автоматически приближает проект к чему-то запредельному. С другой, «Неаполитанские романы» входящей в топ-100 самых влиятельных людей по версии журнала «Time» Элены Ферранте – благодатная почва для фестивального кино. Можно насчитать уже несколько экранизаций, так или иначе колесивших по Европе в поиске наград. Но вместе с тем «Моя гениальная подруга» – не кино, рассчитан этот сериал все-таки на другую публику, и в отличие от «Молодого Папы» в целом проект не в руках Соррентино, которого здесь действительно немного. К слову, хуже проект от этого не становится.

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

50-е годы XX века. Италия. Две подруги – Элена и Рафаэлла, обеим не больше 12 лет, читают на улице роман американки Луизы Мэй Олкотт «Маленькие женщины», в котором на фоне Гражданской войны взрослеют четыре сестры – те самые маленькие женщины. Успех книги был не только в том, что писательница нашла грамотный способ отражения истории – глазами детей, но и в ее воздействии на девочек по всему миру. После прочтения они начинали осознавать свои силы и независимость, и тотчас же хотели показать их окружающим. Именно так роман действует на одну из девочек: Рафаэлла придумывает большую историю на тетрадных листах. Причем и ребенку понятно, что это начало большого писательского будущего. Но двигателем для «гениальной подруги» стала отнюдь не книга, а ее удивительные способности. Ведь читать и писать Рафаэлла научилась раньше других, а столь экстраординарные таланты в районе, где школу-то закончили от силы два-три человека, – это предмет для зависти, и все это приводит к порицанию и избиению девочки в подворотне. Взрослению и поиску пути этих двух маленьких подруг и посвящен сериал.

Начинается рассказ с изрядно постаревшей Элены: 60-летняя женщина после неожиданного известия об исчезновении близкой подруги решает написать мемуары об их жизни. Наверняка бессознательно ориентируясь на Олкотт, героиня хочет показать эпоху детскими глазами. Здесь-то и кроется мастерство реализма создателей сериала – клацаньем по клавишам ноутбука Эленой по-толстовски описывается быт жителей небольшого района Неаполя: от рушащихся судеб итальянских матерей до зачатков монополий и, что естественно, мафиозных кланов.

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

Но в этом сериал близок как раз не работам Соррентино, а монументальному «Крестному отцу» Фрэнсиса Форда Копполы. Однако если Коппола показывал эпоху через призму могущественной семьи, то написавшая «Мою гениальную подругу» Ферранте и снявший ее Костанцо, работая от обратного, ведут рассказ от имени тех, кто подобным Корлеоне кланам противостоит. Таким образом реалистический круг, где царствует объективное изображение действительности, замыкается, и перед зрителем открывается полная историческая палитра. В ней наконец-то красная краска символизирует смерть, а не убийство, синяя – горе, а не то, что его вызывает, а черная, визуализируемая Эленой в заполонивших город тараканах, – беды, а не их источник.

Такое стремление создателей сериала к реализму прослеживалось еще во время подготовки к съемкам. Например, кастинг проводился на итальянских улицах, а по его итогам в актерский состав вошло большое количество дебютантов. Например, главных героинь в детстве играют пока еще никому не известные Элиза дель Дженио и Людовика Насти, а Маргерите Мадзукко и Гайя Джераче, тоже не мелькавшие на экранах, воплотили подруг в финальных сериях. Все это для того, чтобы еще больше приблизить зрителя к реалиям эпохи, чтобы ведущие рассказ девочки не делали вид, а действительно жили по соседству. Возможно в этом и состоит магия «Моей гениальной подруги», которая не отличается роскошными декорациями или бурным сюжетом о завоевании трона, чем может похвастаться та же «Игра престолов» – непреходящий хит HBО. Зато в нем есть то, что наверняка вызовет бурю переживаний – опасность, исходящая не от маньяков и военных действий, а от таких же, как мы, простых людей, боящихся потерять свое место работы или потратить последние деньги на образование дочери. А если при просмотре возникает желание по-хорошему всплакнуть, то можно уже констатировать какой-никакой, но успех.

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

Кадр из сериала «Моя гениальная подруга»

В московском Культурном центре имени Мейерхольда идет спектакль Андрея Стадникова «Родина», где вокруг зрителя инсценируются фрагменты из протоколов заседаний как современности, так и советского прошлого, где сначала актрисы-перформеры показывают пластическое авангардное шоу, а затем Сталин произносит тост над измученными хронометражем (более 4-х часов) оставшимися до конца действа зрителями. Вместе с тем «Родина» – это потрясающий слепок российской истории, столь же удачный, сколь и «Моя гениальная подруга». Сериал, точно знаменитая скульптура Лаокоона, возможно, и останется где-то на задворках истории, но довольно долго будет вызывать у зрителей чувство, что перед ними пронеслось что-то удивительно складное, не требующее никаких дополнений.

Поделитесь с друзьями