Написал сообщение в тусовке кино
0 8 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 6 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке литература
0 3 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 3 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 3 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 2 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 1 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
1
0 26 Января Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Января Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 14 Декабря 2016 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 24 Ноября 2016 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 21 Ноября 2016 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

Александр Клюквин: «Я не обыгрываю своих персонажей голосом – я превращаюсь в них»

Накануне дня рождения актера Soyuz.Ru поговорил с ним о тонкостях профессии.
26 апреля 2016 0

26 апреля 60-летний юбилей отмечает Народный артист России, один из самых ярких актеров театра и кино, мастер озвучивания и дубляжа Александр Владимирович Клюквин.

Голос Александра Клюквина знают почти все – это Альф, комиссар Коломбо, русский голос Роберта Де Ниро и Аль Пачино, аудиокниги Бориса Акунина, серии «Гарри Поттер», «Суер-Выер» Юрия Коваля и многие, многие другие (на его счету, как мы выяснили в нашем интервью, более 15 тысяч работ). Александр Владимирович известен своими многочисленными ролями в кино (сериал «Измены», «Адмиралъ» и др.) и в Малом театре, где он сам ставил спектакли по произведениям великих классиков, к которым сам писал стихи.

В честь юбилея Александра Клюквина Soyuz.Ru встретился с актером и поговорил о его творческом пути, любимых ролях и о том, как же ему удается так точно передавать своих героев – как игрой на камеру или на сцене, так и одним только голосом.


Александр Владимирович, в одном из интервью вы упомянули, что актерство – это то, без чего нельзя жить. Расскажите, когда вы поняли, что хотите быть актером и что это ваше признание?

В школе, в десятом классе.

Вы участвовали в каких-то постановках? Или ходили в театр?

У нас был КВН, я играл среднюю голову дракона однажды. Потом читал «Баню» Зощенко на школьном вечере. Больше всех смеялся на сцене я. (Смеется.) Много есть причин, почему я так решил. Одна из причин смешная. До этого поработал на конвейере, на ковровском заводе, мотоциклы собирал. Там я понял, что я ненавижу утро, ненавижу вставать рано, чтобы к шести-семи часам быть на работе. Это совсем не мое. А тогда мне казалось, что артисты спят долго, потому что у них работа только вечером. Оказалось, неправда. (Смеется.) Артисты спят меньше всех. Я сплю мало. Но, может быть, это потому, что мне везет, работы у меня много. Ну и, к тому же, у меня сейчас ребенок маленький, и раньше двух ночи я не ложусь. А вставать иногда приходится очень рано. Если на съемки, например, надо приезжать к утренней смене, так она может начинаться и в семь, даже если предыдущая закончилась в два ночи… В общем-то, возвращаясь к выбору профессии, это было давно. Осознание пришло потом, когда я уже «пощупал», что это за профессия и зачем она.

Вы сразу решили идти в театр, или, может быть, хотели попробовать себя в радиопостановках?

О радио я тогда не думал, нет... Я вообще в ту пору, когда выбирал профессию, был не очень-то просвещен в этом плане. Ну а что вы хотите, это был 1973 год… Что я тогда знал про театр? Я знал, что в Москве есть только два института по этому направлению – ВГИК и ГИТИС. Причем я даже не уверен, что я тогда их правильно расшифровывал. (Смеется.) Осознание пришло потом. Знаете, есть несколько ипостасей актерской работы. Это у меня, например. Их довольно много, и все мне нравятся. Это работа в театре, работа в кино, работа режиссером, написание пьес, работа с текстом, чтение и запись книг здесь, на «СОЮЗе». Иногда попадаются – редко, но бывает – очень хорошие документальные фильмы или какие-то подобные проекты, которые тоже интересны. Даже реклама бывает интересная, хотя она почти вся чудовищно навязчива, особенно сейчас у нас в России, мало юмора, очень резкая, громкая… Все эти ипостаси дополняют друг друга. И очень помогает каждая в каждой. Сейчас мне все нравится, чем я занимаюсь. И сцена, и кино, и звук… Все нравится.

Александр Владимирович Клюквин работает над аудиокнигой в студии Издательского дома «СОЮЗ»

Возвращаясь к тому, как вы начинали работать – кто были ваши наставники? Кто из них оказал наибольшее влияние на ваш выбор работы?

Наибольшее? Это Михаил Юрьевич Романенко, мой первый учитель, у которого я занимался до поступления в институт. И после я много лет к нему приходил. Еще, конечно, Царев Михаил Иванович, наш щепкинский педагог. Еще Солнцева Римма Гавриловна, Хейфец Леонид Ефимович, Куликов, Марков, Казанский, Черкасова… Их много было у нас. Также, конечно, Виталий Соломин, которого я считаю одним из своих учителей, и Юрий Соломин, хотя я у них, строго говоря, не учился. Еще скажу, что мои учителя – это мои товарищи по сцене: актеры - уже, к сожалению, ушедшие – Малого театра, это те партнеры, с которыми я работаю сегодня, это мои ученики, которые у меня были во ВГИКе, и я у них учился очень много, это младшие мои товарищи… Все. Они все. Тут, главное, уметь учиться. Если перестал учиться, то все – остановился, упал.

А сейчас преподаете?

Сейчас нет. Давно уже… С тех пор, как я вместе с Потаповым Александром Сергеевичем и Леньковым Александром выпустили свой курс. Такой несчастливый был курс Ромашина-Соломина. Сначала взял курс Ромашин Анатолий Владимирович, но умер, потом Виталий Соломин, и тоже умер… И вот с тех пор, как мы выпустили этот курс, я этим делом больше пока не занимаюсь. Самое главное тут, наверное, что я не могу так – выпустил одних, набрал других, и сразу я их так же сильно люблю, как и предыдущих. А без любви это не получится. Поэтому, может быть, у меня нет такого «предохранителя», какой есть у многих педагогов. Это не значит, что они хуже, а я лучше, нет. Просто у меня его нет. Это первое. А второе – у меня категорически не хватает времени. Если этим делом заниматься, надо этим по-настоящему заниматься, а не урывками. У меня как тогда было – ну, например, пять дней в неделю с девяти утра до шести вечера я там занят со студентами. А на что жить? В те времена во ВГИКе платили… Даже говорить не хочу, сколько, все равно сейчас никто не поверит. Таких зарплат сейчас нет. Правда, это было давно, но это было ужасно. Да и потом, хочется что-то еще поделать, я же актер. Думаю, стану совсем старый, маститый, когда будут возить в коляске, может, тогда… (Смеется.) А так – пока нет.

Александр Владимирович Клюквин работает над аудиокнигой в студии Издательского дома «СОЮЗ»

Насчет ваших работ – сейчас на вашем счету уже больше пяти тысяч актерских работ…

Эти сведения безнадежно устарели. (Смеется.)

Уже гораздо больше?

Да, да, эти сведения устарели лет десять назад. Они даже тогда были безнадежно устаревшими. Это я сам тогда сказал, да… (Смеется.) Я не веду учет, сколько я чего озвучиваю и играю. Но, примерно, если соединить документальные фильмы, озвучку художественных фильмов, озвучку книг, рекламу… Если все это взять вместе и разделить на полтора часа... Думаю, сейчас уже будет больше 15 тысяч фильмов. Да, это много. Ну, ладно, может быть, десять. Не знаю. Может быть, я хочу казаться солиднее. (Смеется.) Но если сказать «очень много» - это будет действительно так. Этим делом я занимаюсь давно уже, почти тридцать лет. Страшно сказать, я однажды писал мультфильм вместе с Иннокентием Смоктуновским. Я тогда знал, что он – Смоктуновский, а он не знал, что я Клюквин, я тогда был молод, а он уже был признанным деятелем кино. Это я к тому, насколько давно я этим всем занимаюсь.

Значит, у вас за плечами уже 15 тысяч работ – или больше. Поделитесь, откуда черпаете вдохновение? Ведь каждая ваша работа уникальна, в каждом вашем персонаже столько заряда, столько энергии, это ведь не конвейерная работа.

Нет, конечно, это не конвейер… Тут дело такое, знаете… Вдохновение это, или нет, можно ли это назвать вдохновением, или нет, но это профессия. Это моя работа. Я просто умею это делать. Может быть, такой талант дан мне Богом. Талант плюс то, что мне это нравится. И еще я очень люблю русский язык. Он очень красив. Я никогда не стесняюсь проговаривать все слова именно так, как надо, как они звучат. Не «тока», «скока», «стока», а «только», «сколько», «столько». Сейчас это не очень модно, сейчас в ходу больше албанский из компьютера. (Улыбается.) Может, люди стесняются разговаривать правильно – боятся, что их примут за интеллигентов. Боятся выбиться из «стаи», скажем так. Особенно это молодежи касается: они в «стае», они очень агрессивны, и у них не принято «выбиваться», быть лучше других – можно получить по голове. Поэтому и говорят – «круто», «типа», «я такой, она такая». Самое интересное, что все понимают, какой именно ты, какая она, хотя определения не прозвучало – просто «она, типа, такая, а я такой, типа». Словарный запас мал. Катастрофически мал. Уж не знаю, может, мы такими же были в свое время? Может, молодые, как подрастут, узнают новые слова и будут разговаривать как следует. Было бы хорошо.

Александр Владимирович Клюквин работает над аудиокнигой в студии Издательского дома «СОЮЗ»

Как раз в продолжение этого вопроса: у меня в университете было два преподавателя, один по риторике, другой – по радиожурналистике. Один отстаивал, чтобы мы зубрили скороговорки, ударения, а интонацию сами поймем по ходу чтения, другой же – чтобы мы, в первую очередь, владели эмоциями, а грамотность сама как-нибудь придет, с опытом. Но при этом и первый, и второй приводили в пример вашу речь, как одновременно и правильную, и эмоциональную. На ваш взгляд, какой подход правильный?

Тут есть момент, который никто в этой ситуации не учитывает – что эмоция сама по себе ничего не значит. Вот, например, есть один ведущий на телевидении, не будем называть, где он там сидит, но когда я его вижу – я немедленно переключаю канал. Потому что он сразу, как появляется в кадре, начинает нагнетать атмосферу (Александр Владимирович говорит громким, страшным голосом): «Сейчас мы расскажем вам такое, сейчас тут будут такие страшные новости, скандалы, интриги, расследования!» Чувствуете? Вот здесь эмоция есть. Ну и что? Зачем вы меня пугаете? Что вы мне сейчас пытались сказать? К чему сотрясать воздух? Пустота одна, бессмыслица. Я скорее выключу и забуду. Если человек подходит к чтению текста с другой стороны, если он правильно понимает свой язык, не пытается нагнать дешевую эмоцию, лишь бы продать свои скандалы и интриги, то такого диктора я слушать буду. Потому что важно чувствовать свой родной язык. Понимать текст, понимать, что ты хочешь сообщить людям, зачем ты вообще сел к микрофону. Тогда и люди тебя слушать будут, а не просто… сидеть и бояться.

Как вы готовитесь к озвучиванию той или иной аудиокниги? По методу Станиславского, или по методу Клюквина?

Вообще, не уверен, что у Станиславского был метод. Он очень много понимал в актерской работе, но это не то что метод – это, скорее, помощь. Я так думаю, по крайней мере. Хотя, не знаю, может, я до сих пор не образован. (Смеется.) Что касается того, что у меня происходит… Ну, во-первых, я сначала читаю книгу. Дальше, во время чтения, у меня вырабатывается своя позиция по этому поводу. Потом я думаю, что я хочу этим делом сказать, зачем мне это дело. А потом я обращаю внимание на персонажей, какие они. Вот что я выше упоминал насчет эмоций – тут, кажется, разговор о голосах. Но это не так. Это не голоса, а характеры. Одним и тем же голосом я делаю и женщин, и мужчин, но это не голоса, а характеры. Это умение разговаривать, желание разговаривать, манера разговора, состояние человека в тот или иной момент… Как это у меня получается – не знаю. Я не читаю сначала одного, потом другого, потом третьего. Нет. Они живут одновременно, все вместе. И все вместе говорят. Даже если их пять-шесть человек, совершенно разных. Особенно ярко это было видно, например, в «Суере-Выере» или «Гарри Поттере». И тут есть тоже одна такая важная вещь: если ты слушаешь, как я читаю, и в голове видишь кино, картинки – прочитано правильно. Если слышишь голос, но нет в голове картинок – вынь диск и выкини, слушать не надо.

Александр Владимирович Клюквин работает над аудиокнигой в студии Издательского дома «СОЮЗ»

Моя маленькая племянница, когда слушала аудиокниги «СОЮЗа» серии «Гарри Поттер» сказала, что именно ваш Дамблдор – настоящий, именно он наставник, именно он волшебник. А ведь ваш голос для озвучивания книг о Гарри Поттере выбрала сама Джоан Роулинг, когда такой вопрос возник. То есть, видимо, эта «настоящесть» очень чувствуется слушателями, вне зависимости от родного языка и возраста. Поэтому такой вопрос - как вам удается обыгрывать персонажа своим голосом, оживлять его?

Да тут дело в том, что я не обыгрываю голосом – я просто превращаюсь в него. Я становлюсь тем человеком, который говорит. Другое дело, что я могу это делать быстро. Перевертыш такой. Первый персонаж, второй, третий… Может быть, так и получается. Но я не обыгрываю голосом. Я им становлюсь. Я вхожу в него. Не знаю, правда, как объяснить… Может быть, я этот нюанс сам не до конца понимаю. Но я им, персонажем, становлюсь. Так и получаются живые персонажи.

Аудиомагия, значит?

Ну, получается так. (Смеется.) Как человек управляет автомобилем? Вот я управляю вот так. А как управляет машиной гонщик «Формулы-1»? Совсем по-другому. Хотя тут колеса и тут колеса, тут руль и тут руль, но манера разная, мастерство, задачи, умения…

Вы также пишете стихи – в частности, работали над мюзиклом по пьесе Шекспира «Усилия любви», над «Дон Жуаном», где вы выступили «младшим» соавтором Алексея Толстого… На что вы обращаете внимание, когда беретесь за такую работу?

Тут главное правило – не навреди. Шаг влево, шаг вправо – уже не то. Классика всегда должна оставаться классикой. Если берешься за Шекспира – всегда надо подбирать те слова, которые тогда, в те времена можно было использовать, если за Толстого – тут уже совсем другая история. Даже когда на стихи, на музыку перекладываешь тексты – нужно помнить о том, чтобы не навредить произведениям, сохранить их дух, их посыл. А это всегда очень ответственно, всегда непросто.

Интервью с Александром Владимировичем Клюквиным

Расскажите о ваших любимых ролях.

Так, сразу – это Альф, Коломбо, Роберт де Ниро в «Военном ныряльщике» и «Суер-Выер» Юрия Коваля, аудиокнига.

Насчет Альфа – чем вас покорил этот пришелец с планеты Мелмак?

У нас чувство юмора одинаковое. И потом, он очень хороший. Он симпатичный, он юморной, он озорной. Мне такие люди очень нравятся.

Как вы попали в сериал «Альф»? Увидели сценарий, или вас позвали?

Кастинг был. Давно, в начале девяностых. И продюсеры, послушав меня, сказали: «Ну, Клюквин, нет, конечно же, надо искать дальше». Режиссер дубляжа, Татьяна Одноробова, настояла на том, чтобы был я. В результате получилось то, что получилось. Мне Альф с самого начала понравился. Там и перевод был очень, очень хороший. Видимо, переводил человек, которому тоже Альф очень полюбился.

Интервью с Александром Владимировичем Клюквиным

Помните какую-нибудь любимую серию «Альфа»? Или, может, даже шутку?

Вы знаете, там все было любимое! (Смеется.) Я его могу смотреть бесконечно. С начала до конца, все 120 серий. А шутка… В этом сериале все смешное, так что ткни в любую шутку – и все будет замечательно, все будет хорошо.

А случались ли какие-то курьезные ситуации, когда ваш голос узнавали?

Часто узнают. Уже давно стали узнавать. Порой даже до ступора. То есть люди вдруг застывают, смотрят и спрашивают: «А вы Альф?». Или «Вы Коломбо?». Узнают часто. Оборачиваются, вглядываются, прислушиваются, спрашивают: «А вы в Магадане не жили?». Нет, не жил – ну, что же тут поделаешь… (Смеется.) Однажды, уже после озвучки «Альфа», был такой случай: ехал на машине, остановил меня суровый дяденька гаишник, старший лейтенант, в глаза не смотрит. Я у него спрашиваю: «Скажите, пожалуйста, а что я нарушил-то?». И тут у него в лице что-то поменялось. Он вдруг стал пацаном. Говорит: «Ой, а это вы Альфа озвучивали?». Ну, я. Он: «Ой, а скажите что-нибудь как Альф!». Я сказал. И гаишник, улыбаясь: «Проезжайте!». Видимо, этот дяденька гаишник, из того клуба «альфоманов». Я их очень хорошо понимаю. Я и сам такой. Этот сериал можно смотреть бесконечно. Возможно, это лучший сериал из когда-либо снятых.

Сейчас на американском телевидении есть разговоры о том, чтобы воскресить сериал, перенести его в современное время…

Не уверен, что они смогут это сделать. Да и неправильно это. Как вот сейчас переснять фильм «Добровольцы»? Или вот несколько лет назад были у некоторых мысли переснять «Кавказскую пленницу». Ну, возьмите себя в руки! Совсем как о богах о себе думаете? Это совсем нельзя делать. Потратишь деньги, поставишь себя в идиотское положение – и все. Не знаю, может, количеством денег американцы и смогут взять эту высоту, но, по сути, не думаю, что новый «Альф» может одолеть старого. Каким бы новый ни был.

Александр Владимирович Клюквин работает над аудиокнигой в студии

Есть ли какие-то роли, которые вы бы хотели сыграть? Книги, которые хотели озвучить?

Я хочу играть много хороших ролей. Я хочу поставить много хороших спектаклей. Много хороших книг. Актер – животное послушное, подневольное. (Смеется.) Актеры не выбирают роли, актерам предлагают. Даже Аль Пачино на пробы ходит. Потому что это святое дело. В общем, хотел бы сыграть хорошую роль в хорошей постановке. Вот, собственно, и все по этой части.

А если предложат сниматься за рубежом?

С удовольствием, почему нет? Но, думаю, не предложат. Особенно сейчас, в связи с международным положением и санкциями… Многие их актеры лучше многих наших, а многие наши – лучше многих тамошних актеров. У нас и в Америке, вообще-то, одна школа. Русская школа. В отличие, допустим, от Европы. Но дело даже не в «предложат-не предложат»… Лучше бы здесь. Лучше бы здесь делать такие продукты, чтобы были не хуже голливудских. Не только качать нефть и продавать газ. Кино – это один из двигателей нынешней цивилизации, один из локомотивов экономики. Я мало в экономике понимаю, но в этом уверен.


Фото: Светлана Иванова, Михаил Кузищев

Лишь некоторые из аудиокниг, записанных Александром Клюквиным...
Релиз: 5 июня 2013 0
Релиз: 22 августа 2013 0
Релиз: 3 июля 2014 0
Релиз: 5 июня 2013 0
Релиз: 23 октября 2014 0
Релиз: 29 ноября 2011 0
Релиз: 10 февраля 2009 0
Релиз: 10 февраля 2009 0
Комментарии (0)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.

Поделитесь с друзьями