Написал сообщение в тусовке музыка
0 25 Декабря 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 25 Декабря 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке музыка
1 30 Марта 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
2 11 Марта 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

«Ребенок Розмари»: Безумие в большом городе

Культовому фильму Романа Полански исполнилось 50 лет.
18 июня 0
Постер фильма «Ребенок Розмари»
Постер фильма «Ребенок Розмари»

Вышедший 12 июня 1968 года фильм «Ребенок Розмари» является и исключительно страшным жутиком, и поразительно горькой трагедией – трагедией матери, преданной мужем, терроризируемой обществом и теряющей своего единственного младенца. Первый голливудский фильм Романа Полански (возможно, самый выдающийся фильм польского режиссера) – это классика о заговоре, сатанизме и паранойе, прочно стоящая рядом с «Экзорцистом», «Оменом» и «Сиянием». Циничный взгляд на повседневную американскую жизнь и пресловутую американскую мечту.

0
0.0
Ваша оценка 0.0 Отменить оценку
триллер, ужасы, артхаус
1968

Действие саспенс-триллера происходит в жилом доме людного Нью-Йорка, куда переезжает молодая и, на первый взгляд, идеальная пара – Розмари и Гай Вудхаус (Миа Фэрроу и Джон Кассаветис). Квартира просторная, потолки высокие, но коридоры узкие, а стены тонкие. Тут-то и проявляется мастерство постановки – солнечная городская квартира превращается чуть ли не в клетку для пыток. Здание Бремфорда, куда селятся Вудхаусы, имеет не только мрачный подвал с дурной славой (поговаривают о черной магии, ритуальных убийствах и кровожадных ведьмах), но и тайные проходы. Полански продолжает обыгрывать влияние среды на человеческий рассудок, как в «Отвращении» и шедевральном «Жильце» – квинтэссенции обеих картин. Трилогия неслучайно называется «квартирной». Подобно Аронофски в «маме!», Полански в вуайеристской манере подглядывает за наивной девушкой, которая становится жертвой соседей-сектантов – улыбающихся стариков Минни и Романа Кастевет (Рут Гордон и Сидни Блэкмер). Однако Розмари еще не подозревает о коварном замысле навязчивых сатанистов, и именно в предельной напряженности и таинственности кроется вся прелесть этой жанровой классики.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кроме острой, детективной истории, точно поставленной по одноименному бестселлеру Айры Левина, внимания заслуживает солирующая почти в каждом кадре сама Миа Фэрроу: ее хрупкость, беззащитность и доверчивость. Беспомощная девушка окружена хитрым злом. Великолепная Фэрроу бледна и слаба. Героиня страдает и выясняет почти два часа то, о чем зритель, скорее всего, догадался еще в начале. Порой удивляет простота Розмари, граничащая с немыслимой глупостью. Страшно назойливая и любопытная соседка приносит героине разные травы, муссы, молочную бурду, и девушка их с радостью принимает. Квартира становится проходным двором, а Розмари ведет себя инфантильно, позволяя другим делать то, что ей не нравится, и становится той, кем она вовсе не является. И вместе с тем Розмари, прогибающаяся под этот дьявольский мир, обладает тлетворной, инфернальной женской красотой, хоть она и не «фемина-дьяволица» Эмманюэль Сенье, будущая муза режиссера.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Гениальность произведения очевидна в восприятии событий – зритель разделяет сомнения и тревогу Розмари. Верить некому. Даже муж (блистательное исполнение Джона Кассаветиса) помечен с самой первой встречи. Уж больно мало мы знаем Гая, поэтому неудивительно, что он не вызывает доверия. Зритель просто должен согласиться с тем, что Гай – эгоистичный негодяй, одержимый личным успехом. И неужели достаточно одного ужина с Кастеветами, чтобы втянуть взрослого мужика в дьявольский заговор? Странно и все равно страшно увлекательно смотреть на американского независимого режиссера-гуманиста в образе фаустовского предателя семьи и всего человечества. Его женщину обманывают, опьяняют, насилуют и отбирают ее первенца, который, о ужас, сыграет важную роль в схватке Добра со Злом. Ради чего? Ради карьеры! И вдруг оказывается, что Гай только притворялся любящим мужем. Вот так актер! Как сказал бы один советский персонаж: «Боже, какой типаж! Браво! Замечательно. Поразительно. Гениально!»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Роман Полански окунает зрителя в опасную человеческую природу и неожиданную действительность. Режиссер показывает изнасилование, убийство, сатанизм и террор рядом с семьей и беременностью, мастерски переворачивая игру – персонаж и зритель не в силах доверять врачам, соседям, любимым и старикам, людям другого поколения. Невзирая на эксцентричность, карикатурность и болтливость, милейшие Роман и Минни оказываются дьявольскими злодеями.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Вдобавок Полански привносит в полированное голливудское, нарративное кино европейскую экспериментальность. Сновидение Розмари представляется богатейшим полотном художественных и звуковых приемов. Резкое изменение места и времени, приправленное разными звуковыми эффектами, создает дезориентацию. Сейчас банально говорить, что пространство и есть персонаж, но здесь это на самом деле так. Место действия прямо влияет на состояние персонажа. История становится дикой, Розмари отчужденной, а подвижная камера преследует напуганную жертву, как невидимый дух, призрак, тень, что придает солнечным сценам зловещую атмосферу. При этом фильм остается голливудским, потому что каждый эстетический выбор служит сюжету с понятными персонажами и убедительной дилеммой – мать защищает дитя от сатанинского культа.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

«Ребенок Розмари» отличается от современных триллеров и ужастиков ритмом повествования. Двухчасовой фильм неторопливый. Режиссер отказывается от дешевых пугалок, ужаса ради ужаса и, главное, не спешит – Полански наблюдает. Сцена с настольной игрой «Скрабл» показательна своей плавностью и внимательностью к деталям. Полански не сразу раскрывает важный сюжетный поворот, что имя Романа Кастевета – анаграмма. Саспенс выстраивается вокруг желания Розмари докопаться до истины, мало-помалу раскрывая настоящую личность старика. Сюжет подан ювелирно и насыщенно.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Романтический вечер оборачивается сюрреалистичным и абсурдистским сном – женщину насилует Люцифер на виду у столпившихся постояльцев Бремфорда, после чего радостная Розмари узнает, что беременна. Между прочим, здесь же выражается дуализм произведения: угрожающий заговор против Розмари – реальность или плод ее воображения? Розмари спит или бодрствует? Или кругом одни лжецы? Кто – раб, а кто – господин? Эротический кошмар, где появляются глаза дьявола, оказывается решающим эпизодом, который делает картину Полански не фильмом ужасов (поклонение Сатане и Антихристу – явные элементы оккультного хоррора), а мистическим триллером. Неслучайно в телефонном разговоре с врачом Розмари сомневается: «Я знаю, это звучит странно. Вы, наверное, думаете, Боже мой, бедная девочка, совсем с ума сошла, но я не сошла с ума, доктор Хилл, Богом клянусь». Этот поистине великолепный, пиковый момент иллюстрирует, что загнанная и измученная собственным воображением мать прекрасно понимает, насколько безумной звучит ее история. Кто-то в самом деле может решить, что Розмари помешалась и пора ее посадить в каталажку.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кино Полански – кино о потере контроля. Демоническую беременность можно толковать как наказание за отказ от религии – Розмари получила католическое образование, но религиозной не кажется. Таким образом, мучения девушки становятся предостерегающим звоночком для бунтарской, контркультурной молодежи, которая угрожает традиционализму. Правда, финал можно трактовать двояко. С одной стороны, Розмари принимает роль матери Антихриста, что означает крах феминизма, который во всю шагал в прошлом столетии. С другой стороны, мать дьявольского ребенка подтверждает подозрительное отношение консервативного поколения к беснующейся молодежи либерального миропорядка – абсолютная свобода и тотальное отрицание морали. Приняла ли героиня роль матери чудовища? Кошмар для феминистки или кошмар для традиционной семьи? Понятно одно – свобода в пуританской и вместе с тем инфернальной Америке иллюзорна.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

«Квартирная трилогия» Романа Полански насквозь метафорична. «Отвращение», «Жилец» и «Ребенок Розмари» – фильмы об одиночестве, отчуждении, подавлении воли, отупляющем сумасшествии и мученичестве, пусть и добровольном. И здесь режиссер будто бы иронизирует над феминизмом. Женщина по собственной глупости отдается на растерзание тайному культу, в том числе и мужу Гаю, который сам становится шестеркой общества. Картина явно рассказывает о мире безбожия, где даже соседи – фанатики. Налицо абсолютный нигилизм. Персонажи богохульствуют, заявляя о смерти Бога, а Розмари держит журнал Time с тревожным, риторическим заголовком на обложке: «Бог умер?». То ли идеологическое заявление, то ли замаскированное требование, призыв, который усиливается победоносным криком Романа Кастевета в финале, отчего делается по-настоящему дурно.

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Кадр из фильма «Ребенок Розмари»

Финал, между прочим, делает фильм наследника Альфреда Хичкока образцовым. Картина настолько прекрасна, что зритель может простить режиссера, что он не показывает ребенка Сатаны. А надо ли, если имеет значение как раз то, что предшествует финалу? Конец же строится на провокационном анти-раскрытии – Розмари ужасается ребенку, но от нас демонический малыш скрыт. Зрителя побуждают придумать собственный образ Антихриста. Воображение всегда страшнее и неожиданнее любых спецэффектов 60-х. В остальном же здесь нет ничего сверхъестественного, потустороннего – история поразительно реалистичная. Содержание рождается через мизансцену, а не монтаж. Происходящее подпитывает одуревший взгляд Розмари и безумный монолог Кастевета. «У него глаза его отца. Его отец Сатана. Он явился из ада и стал отцом ребенка смертной женщины. Его могущество не имеет границ! Его силе и царствию не будет конца!», – беснуется старик. Роман Полански гениально завершает субъективный сюжет отказом от хэппи-энда. Розмари не удается сбежать от сектантов – она становится матерью неведомой зверушки. Мрачнее не придумать. Зло, оборотная сторона которого – насилие, не только реально – оно властно, горделиво и триумфально торжествует. Приговор человечеству, не иначе.



В центре внимания

Поделитесь с друзьями