Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
1 11 Марта Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 8 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 6 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке литература
0 3 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 3 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 3 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 2 Февраля Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 1 Февраля Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
1
0 26 Января Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Января Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

Лестница в суд: рок-музыка и плагиат

​Soyuz.Ru вспоминает 10 самых известных песен, которые оказались замешаны в дела о плагиате, и сравнивает их с возможными «оригиналами».​
30 ноября 2016 0
Лестница в суд: рок-музыка и плагиат

В нашей подборке мы предлагаем вам выступить в качестве экспертов в десяти случаях, связанных с возможным плагиатом десяти известных песен – а заодно узнать несколько интересных историй, связанных с этими песнями.

«Хороший композитор не имитирует; он крадёт»
Игорь Стравинский

2016 год уже вошел в историю одним из самых громких судебных процессов по делу о плагиате в рок-музыке: под сомнение было поставлено авторство знаменитой композиции Led Zeppelin “Stairway To Heaven”. Процесс такого рода был отнюдь не первым: с тех пор, как исполнители получили возможность сочинять и издавать свои песни массовыми тиражами, а правообладатели – внимательно слушать и сравнивать их, количество судебных исков росло серьезными темпами. Древний негласный закон, утверждавший, что цитирование и творческое «переосмысление» более старых песен лежат в самой основе традиций блюза и фолка (из которых, собственно и произошла рок- и поп-музыка) больше не действует, и авторам песен приходится решать всё более сложную задачу: как придумать яркую мелодию и при этом никого не повторить? И где гарантия, что подсознание случайно не подсунет тебе чужую мелодию, услышанную сорок три с половиной года назад на утреннике в детском саду? Не менее сложную задачу приходится решать и музыкальным экспертам: как провести границу между плагиатом и простой похожестью двух музыкальных произведений?

В нашей подборке мы предлагаем вам самим выступить в качестве экспертов в десяти случаях, связанных с возможным плагиатом десяти известных песен – а заодно узнать несколько интересных историй, связанных с этими песнями. Хотелось бы подчеркнуть, что в нашей подборке приведены только те случаи «похожести», которые повлекли за собой судебные иски или мировые соглашения. Многочисленные известные и даже легендарные случаи «заимствования», которые пока не попали зал суда – это тема для отдельного разговора.

Led Zeppelin “Stairway To Heaven”

Прежде всего, стоит отметить, что Led Zeppelin попали под обвинения в плагиате далеко не в первый раз: за долгие годы на Джимми Пейджа и Роберта Планта был подан целый ряд исков; по их итогам было пересмотрено авторство таких композиций, как "Bring It On Home", "Whole Lotta Love", "Dazed and Confused", "Babe I'm Gonna Leave You" и "The Lemon Song". Но в этот раз обвинители покусились на святое! Схожесть акустических арпеджио в начале знаменитой “Stairway To Heaven” Led Zeppelin и чуть менее знаменитой “Taurus” с дебютного альбома группы Spirit 1968 года никогда не была секретом – в том числе и для автора “Taurus” Рэнди Калифорнии. В 1996 году в буклете к переизданию альбома “Spirit” Калифорния написал: «Меня всегда спрашивают, почему “Stairway To Heaven” звучит точно как “Taurus”, которая была выпущена на два года раньше. Я знаю, Led Zeppelin также играли [композицию Spirit] “Fresh Garbage” на своих концертах. Они выступали у нас на разогреве во время своего первого американского тура». Однако Рэнди Калифорния скончался в 1997 году и так не вчинил никого иска сочинителям «Лестницы» Джимми Пейджу и Роберту Планту.

Это досадное недоразумение исправил басист группы Марк Андес, действуя от лица Рэнди в мае 2014 года. На вопрос, почему это не было сделано этого раньше, представители Spirit обстоятельно объяснили, что «ни у кого не было денег, и думали, что срок исковой давности уже истёк… Будет здорово, если Рэнди включат в список авторов». В случае, если бы иск Spirit был бы удовлетворён, наследники Рэнди Калифорнии получили бы право на отчисления со всех будущих доходов от продажи и воспроизведения “Stairway To Heaven”. На предварительных слушаниях было решено, что схожесть между песнями достаточно значительная, чтобы рассмотреть иск, и дело перешло в суд.

Судебный процесс, состоявшийся 10 мая 2016 года, вскрыл целый ряд неожиданных подробностей и интересных историй из жизни обеих групп. Так, Марк Андес очень подробно рассказал, что пил пиво и играл в бильярд с Робертом Плантом после концерта Spirit в практически родном для Led Zeppelin Бирмингеме, хотя вынужден был признать, что эта игра длилась «не более минуты», а также тот факт, что Джимми Пейдж во время этой встречи отсутствовал. Плант, со своей стороны, заявил, что ничего такого не помнит, но не из-за пива, а потому, что попал в автомобильную аварию. Зато он хорошо запомнил, как они с Пейджем сочинили "Stairway To Heaven": они сидели у огня в Хэдли Грейндж, и Джимми сыграл ему вступление к песне. Плант тут же сказал, что у него есть куплет, который может подойти: «Жила-была женщина, уверенная в том, что золото всё то, что блестит...», и работа пошла довольно быстро.

Роберт Плант и Джимми Пейдж на суде по делу о возможно плагиате Stairway To Heaven

Роберт Плант и Джимми Пейдж на суде по делу о возможно плагиате Stairway To Heaven

Пейдж, в свою очередь, признал, что в его обширной коллекции имеются альбомы Spirit, и даже, сосредоточив память, вспомнил, как покупал второй и третий альбомы группы, однако заявил, что просто не имел возможности знать о каждом альбоме в своей собственной коллекции и тем более, послушать каждый из «4 329 пластинок и 5 882 компакт-дисков». Он сообщил, что впервые услышал “Taurus” и весь первый альбом всего лишь несколько лет назад, после того, как этот номер дал ему послушать его зять. Определенная интрига заключалась в том, что Led Zeppelin на своих ранних концертах регулярно играли фрагмент композиции Spirit “Fresh-Garbage” - с того самого первого альбома.

Пейдж под присягой подтвердил, что сам никогда не был ни на одном из концертов Spirit - включая концерт 1968 года, на котором Led Zeppelin «разогревали» Spirit, а те играли "Taurus". 72-летний гитарист также не смог вспомнить, как в своих ранних интервью он очень лестно отзывался о концертах Spirit: «Это было давно – возможно, исказили» - объяснил Джимми.

Однако в конечном счете, решающим фактором стал не бильярд и не коллекция CD, а сама музыка. По решению суда схожесть акустических вступлений была признана несущественной, факт плагиата - отсутствующим, и иск был отклонён. Однако, по всей видимости, точку в этом деле ставить еще рано: в конце июля 2016 года стало известно, что представители Рэнди Калифорнии направили аппеляцию. История продолжается?

George Harrison “My Sweet Lord”

Имя экс-битла Джорджа Харрисона связано с, пожалуй, самым громким и скандальным процессом о плагиате в истории рок-музыки. Знаменитую песню “My Sweet Lord” Джордж сочинил в декабре 1969 года, в Копенгагене, где находился на гастролях с группой Delaney & Bonnie и их общими друзьями, гитаристом Эриком Клэптоном и клавишником Билли Престоном. По своему собственному признанию, в процессе сочинения своей песни Джордж вдохновлялся госпелом “Oh Happy Day”, который в 1967 году стал известен в исполнении группы The Edwin Hawkins Singers. Стоит отметить, что сам госпел восходил еще к XVIII веку и, следовательно, не был защищен авторским правом. Эдвин Хокинз изменил размер песни с 3/4 на 4/4, убрал куплеты и получил номер, который стал хитом как в Америке, так и в Англии.

Вернувшись в Лондон, Джордж с небольшой помощью Билли Престона довёл композицию до ума, и даже поначалу собирался вручить ее Эдвину Хокинзу, однако передумал и отдал песню Билли Престону – на тот момент Харрисон продюсировал его альбом “Encouraging Words”. Престон записал свою версию песни в январе 1970 года, а дополнительное вокальное сопровождение на записи обеспечила специально приглашённая группа Эдвина Хокинза. Запись Престона была выпущена на сингле в Европе в сентябре 1970 года и имела довольно скромный успех в чартах.

Тем временем, летом 1970 года Джордж Харрисон, работавший над своим фундаментальным тройным альбомом “All Things Must Pass”, решил записать свою собственную версию песни. Под чутким руководством знаменитого продюсера Фила Спектора “My Sweet Lord” утратила значительную часть своих госпел-корней и приобрела более роковый бит, а также звучание в фирменном для Спектора стиле «Стена звука». Именно в этом стиле он продюсировал многие свои хитовые записи начала 60-х годов – в то время, когда активно сотрудничал с негритянскими девичьими поп-группами.

“My Sweet Lord” в исполнении Джорджа была выпущена в Америке на сингле в конце ноября 1970 года, чуть больше недели спустя там же была выпущена версия Билли Престона. Версия Престона прошла почти незамеченной, но версия Джорджа привлекла всеобщее внимание - спустя месяц она возглавила чарты, став самым грандиозным хитом от кого-либо из экс-битлов на тот момент.

На вскоре Харрисона ожидал серьезный удар: спустя еще полтора месяца “My Sweet Lord” стала объектом судебного иска со стороны компании Bright Tunes, которой принадлежали права на песню “So Fine”, которая стала хитом в исполнении девичьей негритянской вокальной группы The Chiffons в начале 1963 года.

Защищать интересы Джорджа поначалу взялся тогдашний менеджер The Beatles Аллен Клайн, однако, в результате некоторых внутренних проблем самой Bright Tunes, суд по делу о плагиате начался только в 1976 году – за это время битлы уже успели расстаться с Клайном (не самым дружелюбным образом). Суд заключил, что в основе песни “He’s So Fine” лежат два мотива, которые состоят из весьма необычной последовательности нот. Эксперт, представлявший интересы Харрисона, признал, что хотя каждый из мотивов сам по себе является довольно обычным, сочетание этих двух мотивов является настолько уникальным, что ему (эксперту) не приходилось встречаться с другими музыкальными произведениями, использующими такие же последовательности. В итоге судья заявил: «совершенно очевидно, что… обе песни практически идентичны». Что он думал в этот момент об идентичности госпела “Oh Happy Day” и композиции “He’s So Fine”, нам неизвестно. Джордж признал, что он слышал “He’s So Fine” до того, как сочинил «My Sweet Lord”, и возможно поэтому подсознание подсказало ему, что такая последовательность музыкальных звуков может быть успешной.

Джордж Харрисон и Джим Келтнер в клипе на песню This Song

Джордж Харрисон и Джим Келтнер в клипе на песню This Song

В итоге, судья отнёсся благосклонно к словам Джорджа и классфицировал дело как «бессознательный плагиат». Что, конечно, не освобождало Харрисона от уплаты компенсации компании Bright Tunes, за которой на этот раз (сюрприз!) стоял его бывший менеджер Аллен Клайн. По решению суда, эта компенсация составляла весьма суровую сумму в почти 1 600 000 долларов. Однако в дело снова вмешался суд, усмотрев в действиях Клайна двуличность, и тот был вынужден продать права на “He’s So Fine” со всеми притязаниями Джорджу за значительно меньшую сумму 587 000 долларов. Один из самых долгих процессов в истории завершился только в 1998 году и ударил не только по кошельку Джорджа: некоторое время он просто не мог взяться за перо – настолько подавляла его мысль о том, что каждая сочинённая им последовательность нот снова может стать «бессознательным плагиатом». В конечном счете, он постарался отнестись к ситуации со своим фирменным юмором и даже сочинил об этом довольно язвительную песню “This Song”, спародировав судебный процесс в клипе, снятом на песню.

Прецедент “My Sweet Lord” повлиял и на многие более поздние иски, связанные с обвинениями в плагиате: опасаясь повторения этой печальной истории, многие обвиняемые предпочитали в подобных случаях заключать сразу же мировое соглашение и оперативно включать нужные фамилии в список соавторов, тем самым не подвергая угрозе репутацию.

The Beatles “Come Together”

Спустя два года после Джорджа Харрисона жертвой дела о плагиате стал его бывший коллега по группе Джон Леннон. На этот раз скандал разгорелся вокруг битловской песни “Come Together”, вошедшей на альбом The Beatles “Abbey Road”. Судебный иск был инициирован Моррисом Леви, известным американским дельцом в области звукозаписи. Ему принадлежали права на песню Чака Берри “You Can’t Catch Me”, на которую, по заявлению Леви, “Come Together” была очень похожа. Дополнительная улика скрывалась в тексте – Леннон позаимствовал даже характерный фрагмент строчки песни Берри (“Here come old flattop…”).

Интересно, что о похожести песни и о возможных проблемах задумывался еще предусмотрительный Пол Маккартни – когда впервые услышал заготовку новой песни, которую Леннон принес в студию. Во избежание проблем темп песни решено было замедлить, а сам Пол добавил туда характерный басовый рифф – который стал одним из украшений композиции – но даже это не спасло Джона от судебного иска. В конечном счете, всё кончилось для него не так уж плохо (в отличие от истории с Джорджем) – и даже подтолкнуло Леннона к записи нового альбома!

Иск Леви был урегулирован за стенами суда. Было заключено мировое соглашение, по итогам которого Леннон брал на себя обязательства записать на следующем альбоме три песни, права на которые принадлежат Леви. Изучая издательский каталог Леви, Джон увидел так много своих старинных любимых номеров, что решил записать целый альбом песен времен своей бурной юности. Из этого получился альбом Леннона “Rock’n’Roll”, выход которого также не обошёлся без судебных разбирательств… но это, как говорится, уже совсем другая история. Для всех, кому интересно, сообщаем названия трёх песен, которые Джон записал для Леви. Это сама “You Can’t Catch Me” (вошла на альбом “Rock’n’Roll”), “Angel Baby” (планировалась к выпуску там же, но вышла только на посмертном альбоме “Menlove Avenue”) и “Ya Ya” (вышла на альбоме “Walls and Bridges”).

Rod Stewart “Da Ya Think I’m Sexy?”

“Da Ya Think I’m Sexy” - один из главных хитов в долгой и плодотворной карьере главного рок-блондина Рода Стюарта. Однако, мало какая другая песня, по его собственному признанию, принесла ему столько же головной боли, как этот диско-гимн 1978 года. Мало того, что «благодаря» ей честного рокера Рода стали считать «продажным попсовиком» и предателем рок-н-ролла (а о чём он вообще думал, записывая такое?), так Стюарт еще и схлопотал судебный иск от бразильского исполнителя Жорже Бен Жора – и проиграл его. Жор напал на Стюарта, заявив, что “Da Ya Think I’m Sexy” «произошла» от его номера “Taj Mahal” 1972 года.

Свою точку зрения Род изложил в автобиографии: «Я сразу поднял руки вверх. Не надо думать, что я встал посреди студии и сказал, «знаете, давайте используем эту мелодию из “Taj Mahal” для припева. Сочинитель живёт в Бразилии, так что он и не узнает». Бессознательный плагиат, просто и ясно». Бессознательное поведение обошлось Стюарту потерей роялти от песни – они были перечислены в UNICEF, а американский блюзмен Тадж Махал выразил своё алаверды бразильскому певцу, записав композицию под названием “Jorge Ben” – на уже известный нам мотив.

Ray Parker, jr. “Ghostbusters”

В 1984 году на киностудии Columbia Pictures кипела работа над фильмом «Охотники за приведениями». Фантастическая комедия с участием Билла Мюррея и Дэна Экройда обещала серьезный успех, однако фильму не хватало заглавной песни. Поначалу киношники обратились к популярному (в то время) исполнителю Хьюи Льюису, однако тот отклонил предложение, сославшись на занятость – Хьюи работал над саундтреком к фильму «Назад в будущее». Тогда Columbia Pictures обратилась к несколько менее известному Рэю Паркеру-младшему, который был известен своей сессионной работой, а также несколькими хитами с его группой Raydio. По воспоминаниям Паркера, у него было всего несколько дней на то, чтобы сочинить песню, которая никак не желала сочиняться – сложнее всего было пристроить в текст название “Ghostbusters”. Его выручил дешевый телевизионный ролик какой-то местной коммунальной службы. Паркер прикинул, что служба по изведению привидений могла бы заказать такой же, и работа пошла.

Фильм «Охотники за привидениями» мгновенно стал кассовым хитом, но песня, написанная Паркером, пользовалась особенной популярностью. Она даже завоевала «Оскара», и по некоторым оценкам помогла принести вплоть до 20 миллионов долларов в кассу фильма. Настроение Рэю Паркеру-младшему и компании Columbia Pictures испортил не кто иной, как Хьюи Льюис, который подал иск в суд, заявив, что хитовая песня “Ghostbusters” очень уж похожа на его собственную композицию “I Want A New Drug”.

Columbia Pictures быстро пошла на попятную, заплатила Льюису энную сумму, и весь вопрос удалось уладить без суда. Интересно, что вся эта история так и осталась бы тайной за семью печатями, если бы Льюис в 2001 году не нарушил подписанное им соглашение о неразглашении. Всё это лишь наводит на мысль – о скольких еще драмах, связанных с плагиатом, мы до сих пор не знаем?

John Fogerty “Old Man Down The Road”

Одно из самых удивительных слушаний по делу о плагиате прошло в 1988 году, когда Джон Фогерти, бывший лидер группы Creedence Clearwater Revival, был обвинен в том, что украл песню… у самого себя. Истоки этой как будто бы курьёзной, а на самом деле печальной истории следует искать в середине 60-х годов, когда Creedence заключили грабительский контракт с лейблом Fantasy, владельцем которой являлся предприимчивый деятель по имени Сол Зенц. Когда Creedence распались, их «правопреемником» стал фронтмен и главный сочинитель группы Джон Фогерти. Чтобы выпутаться из пут этого тяжкого контракта, Джону пришлось уступить Зенцу эксклюзивные авторские права на все свои песни, которые он сочинил для Creedence. Все эти судебные передряги подействовали на Фогерти так сильно, что долгое время он просто не мог заниматься музыкой. Наконец, в начале 80-х он почувствовал новый прилив вдохновения, взялся за сочинительство, заключил новый контракт с лейблом Warner Bros и в 1984 году выпустил в свет альбом “Centerfield”, который порадовал всех поклонников как яркостью мелодий, так и близостью к старому «болотному року» группы Creedence. Первым синглом с альбома стала композиция “The Old Man Down The Road”, которая вскоре вошла в десятку американского хит-парада.

Однако в скором времени (как уже может догататься читатель этой статьи) эта радость была омрачена: Сол Зенц подал иск, утверждавший, что композиция является плагиатом: мелодия ее припева, якобы, воспроизводит мелодию песни Creedence “Run Through The Jungle”, права на которую, естественно, принадлежали Солу Зенцу.

В результате Фогерти пришлось доказывать в суде, что он не копировал сам себя. Джон пришел в суд с электрической гитарой, и на практических примерах показал, как из-за «фирменного стиля» многих исполнителей их разные композиции временами начинают звучать похоже друг на друга. Судьям концерт понравился, иск Зенца остался неудовлетворённым.

Radiohead “Creep”

Не так часто вспоминают, что “Creep”, песня, которая отправила никому еще не известных Radiohead к вершинам культа и мировой популярности и стала одним из символов альтернативного рока, была «вдохновлена» самым настоящим эстрадным хитом. Песню “The Air That I Breathe” сочинили Альберт Хэммонд и Майк Хэйзлвуд , и в 1974 году она стала хитом для манчестерской группы The Hollies, которая в то время переживала пик своего эстрадного периода и записывала душещипательные номера с большим количеством струнных.

Хэммонд и Хэйзлвуд посчитали, что “Creep” очень уж похожа на ”The Air That I Breathe”, суд с ними согласился, и ныне песня “Creep” носит гордое авторство (Radiohead / Hammond / Hazlewood), а Том Йорк ненавидит эту песню со страшной силой (что, кстати, отнюдь не испортило настроение отечественной группе Маша и Медведи во время записи их знаменитого хита «Любочка»).

Oasis “Shakermaker” и все-все-все.

Ноэль Галлахер уверенно держит пальму лидерства среди рок-музыкантов по количеству «творческих заимствований». По этой причине наша статья будет неполной без упоминания о группе Oasis. В одних случаях Ноэль честно признает всё сам (и ему это сходит с рук!), в других – ему об этом вежливо напоминают. Так получилось, например, когда английский музыкант и комик Нил Иннес обнаружил, что “Whatever” группы Oasis подозрительно похожа на его собственную “How Sweet To Be An Idiot” («Как славно быть идиотом»). Суд согласился с этим заявлением и включил Иннеса в список авторов “Whatever”.

В другой раз музыканты из старинной австралийской группы The New Seekers тактично намекнули, что “Shakermaker” с первого альбома “Oasis” очень уж похожа на их собственную “I’d Like To Teach The World To Sing” “(«Я хотел бы научить мир петь»). Песня прославилась тем, что была использована в рекламе Coca Cola.

Характерно, что Ноэль даже не потрудился убрать строчки, начинающуюся на “I’d like to…” из своего текста. «Мы сейчас пьем Pepsi» - сообщил он после того, как урок правильного пения от австралийцев обошелся его группе в 500 000 австралийских долларов.

The Verve “Bitter Sweet Symphony”

К концу 80-х годов сэмплирование начало становиться всё более популярным музыкальным приёмом – и все более популярным поводом для обвинений в плагиате. К середине 90-х всем уже стало ясно, что с юридической точки зрения, сэмплы – дело серьезное, и большинство музыкантов, которые планировали использовать сэмплы чужих записей на своих песнях, начали старательно покупать лицензии на эти фрагменты или включать их сочинителей в список авторов. Казалось бы, группа The Verve сделала всё как надо. Они честно приобрели права на использование старого оркестрового номера “The Last Time” для своей новой песни “Bitter Sweet Symphony”, вышедшей в июне 1997 года.

Здесь следует сказать, что означенная “The Last Time”, выпущенная в 1965 году «Оркестром Эндрю Олдэма», представляла собой оркестровую версию известной песни The Rolling Stones, написанной Миком Джаггером и Китом Ричардсом. В то время их продюсером был Эндрю Олдэм, а менеджером – уже знакомый нам Аллен Клайн. На момент подачи иска ему принадлежали права на песни Rolling Stones 60-х годов.

Вскоре после того, как стало ясно, что “Bitter Sweet Symphony” становится грандиозным хитом, Клайн заявил, что The Verve якобы использовали больший фрагмент оркестровой записи, чем обещали, и начал угрожать судом. Басист The Verve Саймон Джонс изложил ситуацию следующим образом: «Нам сказали, что доход поделят поровну, а потом они увидели, как хорошо идут дела у песни. Они позвонили и сказали – мы хотим 100 процентов [прибыли], или забирайте ее из магазинов, у вас нет выбора». Выбора действительно не было – The Verve пришлось перечислить все роялти от песни Клайну и включить Джаггера и Ричардса в список авторов песни. Ричард Эшкрофт, лидер The Verve и автор песни, получил возможность пошутить: «Это лучшая песня, которую Джаггер и Ричардс написали за последние 20 лет».

Coldplay “Viva La Vida”

В мае 2008 года самая слезовыжимательная группа Британии Coldplay выпустила на сингле композицию ”Viva La Vida” - заглавный номер со своего нового альбома. Композиция мгновенно возглавила чарты по обе стороны Атлантики, ознаменовав самый большой успех в истории группы (который им до сих пор не удалось повторить).

Ложка дёгтя в этой бочке мёда появилась с неожиданной стороны: ее добавил слегка подзабытый на тот момент гитарный герой Джо Сатриани. В декабре 2008 года он подал судебный иск, в котором заявил, что “Viva La Vida” содержит «значительные, оригинальные порции» инструментального номера “If I Could Fly” с его альбома “Is There Love In Space?” 2004 года. В ответ на это Coldplay заявили, что схожесть является «полностью случайной».

Но это было еще не всё. Вскоре в этой истории появилась новая интрига. Ее привнёс исполнитель по имени Юсуф Ислам, более известный слушающей публике под именем Кэт Стивенс. Он сообщил, что “Viva La Vida” звучит очень похоже на “Foreigner Suite” с его альбома аж 1973 года выпуска.

На вопрос, собирается ли он обращаться по этому поводу в суд, Ислам заметил, что это зависит от того, «что получится у Сатриани». Однако уже спустя месяц он смягчился: «Они скопировали мою песню, но я не думаю, что они сделали это специально», и добавил: «Я не хочу, чтобы они думали, что я на них сержусь. Я хотел бы посидеть с ними, выпить чаю и дать им понять, что всё нормально». Неизвестно, что подумали на этот счёт Coldplay, а также Джо Сатриани (который, вполне возможно, взглянул на ситуацию под несколько иным углом), однако в декабре 2009 года судебное дело было закрыто с условием, что обе стороны придут к соглашению о возможных компенсациях самостоятельно. Новый поворот в этом деле возник в 2011 году, когда профессор музыки, доктор Лоуренс Феррара в одной из телепередач продемонстрировал, что мелодическая структура “Viva La Vida”, “If I Could Fly”, и “Foreigner Suite” очень похожи на композицию “Se tu m’ami” итальянского композитора XVII века Джованни Перголези. Наши читатели могут самостоятельно послушать “Se tu m’ami” и постараться услышать в ней то, что услышал там профессор. Однако каждый, кто возьмется исследовать историю “Se tu m’ami”, легко обнаружит, что авторство Перголези до сих пор вызывает вопросы у многих музыковедов...

В качестве итога этой увлекательной истории, да и всей нашей статьи лучше всего подойдут слова лидера Coldplay Криса Мартина: «Почему-то, Бог знает по какой причине, успешные песни всегда обвиняют в том, что они были украдены».

Михаил Кузищев, www.Soyuz.Ru.

Поделитесь с друзьями