Написал сообщение в тусовке музыка
0 25 Декабря 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
0 25 Декабря 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке музыка
1 30 Марта 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Марта 2017 Ответить
Написал сообщение в тусовке кино
2 11 Марта 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

20 не самых известных фактов о романах «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»

О влиянии Конан Дойля, подлинном Остапе Бендере, потерянных главах и ненаписанном третьем романе.
13 декабря 2017 0
20 не самых известных фактов о романах «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»

13 декабря 1902 года в Одессе родился Евгений Петров - брат знаменитого советского писателя Валентина Катаева и один из авторов не менее знаменитых книг «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Soyuz.Ru предлагает вниманию читателей любопытные факты из истории создания культовой дилогии.

10 интересных фактов о романе «Двенадцать стульев»

Иллюстрация к рассказу Конан Дойля «Шесть Наполеонов»

Иллюстрация к рассказу Конан Дойля «Шесть Наполеонов»

Хотя принято считать, будто сюжет «Двенадцати стульев» был придуман Валентином Катаевым и великодушно подарен им начинающей паре авторов, на деле он был частично заимствован из рассказа Конан-Дойля «Шесть Наполеонов»: Наполеонами в нем называются гипсовые бюстики, внутри одного из которых спрятана драгоценная жемчужина. За бюстиками охотятся двое бандитов, один из которых в конце концов перерезает другому горло. Друзья-писатели оценили сходство двух этих сюжетов, подарив тандему после выхода книги «Двенадцать стульев» коробку с шестью пирожными «наполеон».

Старгород на иллюстрации Кукрыниксов к роману «Двенадцать стульев»

Старгород на иллюстрации Кукрыниксов к роману «Двенадцать стульев»

По мнению краеведов, Старгород «списан» с города Старобельска Луганской области, возле которого расположены еще двое «тезок» — деревня Чмыровка и Лучанск, он же Луганск. Осенью 1926 года Ильф и Петров побывали здесь в служебной командировке, почерпнув из местной жизни ряд деталей для будущего романа.

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Двенадцать стульев»

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Двенадцать стульев»

По распространенному мнению, которое поддержал сам Валентин Катаев в книге «Алмазный мой венец», прототипом Остапа Бендера стал Осип (Остап) Беньяминович Шор, одесский авантюрист, а затем инспектор уголовного розыска, также имевший «атлетическое сложение и романтический, чисто черноморский характер». Согласно изысканиям журналистов, в 1918–1919 годах Осип, возвращаясь из Петрограда в Одессу, проворачивал разные комбинации: представился художником и устроился на агитационный волжский пароход, слабо умея играть в шахматы, назвался гроссмейстером, выдал себя за агента подпольной антисоветской организации и провел зиму у пухленькой женщины, обнадеживая ее скорой женитьбой. В 1937 году Шор попал на пять лет в лагерь, а под конец жизни работал проводником поездов дальнего следования и умер в 1978 году. Однако есть мнение, что прототипом Бендера был сам Катаев. «Катаев примерно так выглядел, примерно так шутил. Кстати, на портрете в первом книжном издании портрет Остапа Бендера – портрет Валентина Катаева», - отмечает комментатор первого полного варианта романа Давид Фельдман.

Валентин Катаев

Валентин Катаев

Валентин Катаев утверждал, что «все без исключения персонажи написаны с натуры, со знакомых и друзей, а один даже с меня самого», имея в виду инженера Брунса с «голосом шаловливого карапуза» и его жену Мусика. Как рассказала племянница первой жены Катаева Людмила Коваленко, прототипом Эллочки-людоедки была ее тетя – Тамара Сергеевна, работавшая ретушером, а прототип Фимы Собак – подруга Тамары Раиса Аркадьевна Сокол, впоследствии фронтовая медсестра: обе они обожали вещи и разговоры о них. А для образа Воробьянинова пригодились черты двоюродного дяди Евгения Петрова и Валентина Катаева – некогда председателя уездной управы.

Шуточную идею «межпланетного шахматного конгресса» на самом деле выдвинул журнал «Метрополитэн ревю», выходивший в Англии в 1892 году. Тогда журналисты предлагали организовать в Сахаре матч по шахматам Земля — Марс. А в шахматном клубе ирландского города Корк был организован сеанс одновременной игры на 50 досках, который дал «знаменитый русский гроссмейстер Царицын». Уже во время сеанса местный библиотекарь установил, что такого человека не существует, а под его именем скрывается некий безработный по имени Дерек Леман, в ходе игры успевший проиграть 14 партий. Что было дальше с незадачливым гроссмейстером, история молчит.

0
0.0
Ваша оценка 0.0 Отменить оценку
русская литература (xx век)
И. Ильф
2004

Уже после выхода романа история в Васюках стала основой юмористического рассказа на спортивную тему, опубликованного в австралийском «Сидней Джорнал». Авторский коллектив редакции точно воспроизвел сюжет главы, переместив действие в Австралию и незатейливо переименовав Остапа Бендера в Остина Бенда.

Илья Ильф и Евгений Петров за работой

Илья Ильф и Евгений Петров за работой

Состав «Двенадцати стульев» с течением времени менялся: при первой публикации в журнале «30 дней» в романе было тридцать семь глав, в первом отдельном издании 1928 года — сорок одна, и во втором, выпущенном в 1929 году, осталось сорок. Во втором книжном издании, помимо выпущенной главы, авторы внесли ряд изменений и существенных сокращений - вероятно, по требованиям цензуры. Две главы, исключенные из канонического текста, были напечатаны в октябрьском номере журнала «30 дней» за 1929 год под общим названием «Прошлое регистратора загса»: как нетрудно было догадаться, они посвящены дореволюционному прошлому Ипполита Матвеевича.

Читайте также: Илья Ильф. В тени Петрова

Кроме того, первый вариант романа был предельно злободневен, изобиловал общепонятными политическими аллюзиями, шутками по поводу фракционной борьбы в руководстве ВКП(б) и газетно-журнальной полемики, пародиями на именитых литераторов (включая пародию на Катаева и на его известную тогда повесть «Растратчики»). В последующих изданиях многое из этого было «вычищено»: первый полный вариант романа был издан только в 1997 году издательством «Вагриус».

Евгений Петров с сыном

Евгений Петров с сыном

Сравнивая «канонический» текст романа с полным, приходится признать, что чистка пошла ему на пользу: помимо устаревших реалий, из текста были исключены в том числе сомнительные шутки и не слишком существенные подробности, отчего роман стал более динамичным. Однако как минимум один «баг» в окончательном тексте остался. «Но предупреждаю, если вы вовремя не вступите со своей арией!.. Это вам не Экспериментальный театр! Голову оторву». Фраза великого комбинатора кажется не вполне понятной, если не знать, что в одной из выпущенных глав, действие которой происходит до эпопеи с пароходом, Остап и Ипполит Матвеевич решаются выкрасть стулья из самого театра «Колумб», однако из-за нерасторопности предводителя дворянства терпят фиаско.

Владимир Набоков

Владимир Набоков

Несмотря на явно «советский» пафос первой книги, ее оценили в том числе и русские писатели-эмигранты. «Большевистская, но очень смешная. Что-то про дюжину стульев», - приводила один из откликов Нина Берберова. «Ильф и Петров, два необычайно одаренных писателя, решили, что если взять в герои проходимца авантюрной складки, то, что бы они не написали о его похождениях, критиковать их с политической точки зрения все равно будет невозможно, поскольку <...> героя плутовского романа нельзя обвинять в том, что он плохой коммунист или коммунист недостаточно хороший», - отмечал в интервью придирчивый к советской литературе Набоков. Еще раньше герой романа «Бледный огонь» Джон Шейд называет авторов дилогии не иначе как «эти гениальные близнецы». Кстати, и в СССР они воспринимались настолько неразрывно, что дочь Ильфа Александра называла себя рожденной Ильфом и Петровым.

Кадр из фильма «Двенадцать стульев» Мэла Брукса

Кадр из фильма «Двенадцать стульев» Мэла Брукса

Роман выдержал множество экранизаций, одну из которых поставил небезызвестный Мэл Брукс, сам сыгравший дворника Тихона. Еще более примечательным оказался фильм, снятый в нацистской Германии в 1938 году - действие в нем происходило в Австрии, Воробьянинов был переименован в Феликса Рабе, Остап Бендер в Алоиса Хофбауэра, а стульев стало 13. Кроме того, фамилия Ильфа не попала в титры по причине его явно неарийского происхождения.

10 интересных фактов о романе «Золотой теленок»

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

2 августа 1929 года французский литературный еженедельник “Le merle” напечатал перевод статьи Ильфа и Петрова «Двойная автобиография», в которой они говорили, что пишут роман под названием «Великий комбинатор» - будущий «Золотой теленок». В нем они попытались ответить на вопрос – а что было бы, если бы Воробьянинов и Бендер сразу напали на нужный след? Увы, в советской стране ответ быть мог только один – богатства, приобретенные незаконно, не дают привилегий никому и никогда.

Евгений Петров

Евгений Петров

О том же свидетельствует и выбор финала для романа: в одной из более ранних версий великий комбинатор жертвует деньги Корейко государству и возвращается к Зосе. «На ней было шершавое пальтецо короче платья и синий берет с детским помпоном. Правой рукой она придерживала сдуваемую ветром полу пальто, и на среднем пальце Остап увидел маленькое чернильное пятно, посаженное только что, когда Зося выводила свою фамилию в венчальной книге. Перед ним стояла жена». Именно этот вариант финала, включенный в полное издание «Золотого теленка», вышедшее уже в наше время, венчает недавнюю телеэкранизацию романа с Олегом Меньшиковым. По словам Александры Ильф, «Ильф и Петров отвергли эту концовку, поскольку поняли, что для Бендера это такой сладкий хеппи-энд, которого он не заслужил».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Впервые второй роман о великом комбинаторе был опубликован в журнале «30 дней» за 1931 год. При этом отдельные главы пришлось переделывать уже во время публикации, которая дважды прерывалась по цензурным соображениям. В том же 1931 году четырнадцать глав «Золотого телёнка» были перепечатаны в Париже в журнале «Сатирикон», издание которого возобновил стоявший у истоков «аверченковского» журнала Михаил Германович Корнфельд. Первое же книжное издание романа вышло лишь в 1933 году, когда он уже был опубликован в Германии, Австрии, США и Англии.

Максим Горький

Максим Горький

Столь долгий путь к читателю, вероятно, был связан в том числе и с тем, что Бендер становился все более обаятельным персонажем, и советской цензуре это понравиться не могло. По словам одного из современников, в те дни «Петров ходил мрачный и жаловался, что «великого комбинатора» не понимают, что они не намеревались его поэтизировать». Авторам не помогло даже обращение к Александру Фадееву: тот заявил, что сатира их, несмотря на остроумие, «все-таки поверхностна». А в феврале 1932 года группа сотрудников журнала «Крокодил» заявляла, что Ильф и Петров «находятся в процессе блужданий и, не сумев найти правильной ориентировки, работают вхолостую»: подобное заявление по тогдашним временам уже было небезопасно. По словам писателя Виктора Ардова, изданию «Золотого телёнка» помог Максим Горький, который, «узнав о затруднениях, обратился к тогдашнему наркому просвещения РСФСР Бубнову и выразил свое несогласие с гонителями романа. И роман сразу был принят к изданию».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Знаменитые «дети лейтенанта Шмидта» появились не случайно: лейтенант явился на «Очаков» в форме капитана II ранга, которая ему не полагалась, и во всё время восстания действовал как заправский авантюрист. Кроме того, во время восстания на «Очакове» действительно присутствовал сын лейтенанта Шмидта Евгений, который во всех публикациях фигурировал как «сын лейтенанта Шмидта». Люди, выдававшие себя за «сыновей» лейтенанта Шмидта, стали появляться сразу после событий 1905 года, призывая «мстить за гибель борцов революции» и собирая немалые суммы на студенческих сходках и собраниях социалистов-нелегалов. По некоторым известиям, в 1906-1907 годах встречались даже «дочери» лейтенанта Шмидта.

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Кукрыниксы. Иллюстрация к роману «Золотой теленок».

Летом 1925 года в Гомельский губисполком явился некий прилично одетый гражданин с лицом восточного типа и представился председателем ЦИК Узбекской ССР Файзулой Ходжаевым. Он заявил, что едет из Крыма в Москву, но в поезде у него украли деньги и документы, попросил 60 рублей и вместо паспорта предъявил справку, подписанную председателем ЦИК Крымской республики Ибрагимовым. Однако местный милицейский начальник Хавнин отыскал старый журнал с портретами председателей всех ЦИК Союза и разоблачил самозванца: тот оказался уроженцем Коканда и следовал из Тбилиси, где отбывал срок. Позже выяснилось, что лже-Ходжаев уже «окучил» таким же образом Ялту, Симферополь, Новороссийск, Харьков, Полтаву и Минск. Если учесть, что в «Теленке» у Остапа появляется отчество Ибрагимович, а сам он провозглашает тост «За народное просвещение и ирригацию Узбекистана», не исключено, что именно этот скандал, широко освещавшийся в прессе, мог стать еще одним источником вдохновения для аферы книжных детей лейтенанта Шмидта.

Фразу «графиня изменившимся лицом бежит пруду» авторы романа позаимствовали из книги о смерти Льва Толстого. Эти слова вошли в репортаж газеты «Речь» о попытке самоубийства Софьи Андреевны Толстой после ухода мужа из Ясной Поляны.

Кукрыниксы. Вассисуалий Лоханкин на иллюстрации к роману «Золотой теленок».

Кукрыниксы. Вассисуалий Лоханкин на иллюстрации к роману «Золотой теленок».

После выхода «Золотого теленка» критика отмечала, что главы, посвященные квартире «Воронья слободка», очень сильно затягивают сюжет. Впоследствии это признали и сами авторы, но, в отличие от первого романа, избавляться от ненужных линий не стали. Не повезло в этом отношении и экранизации Швейцера: сцены с «Вороньей Слободкой», в которой роль Васисуалия Лоханкина играл Анатолий Папанов, были полностью отсняты и смонтированы, однако ими пришлось пожертвовать для сокращения хронометража. Кинопленка с эпизодом «Воронья слободка» была сохранена вдовой Папанова Надеждой Каратаевой: в 1992 году трёхминутный фрагмент этой сцены был показан на вечере памяти Папанова, транслировавшемся по телевидению.

Валентина Грюнзайд

Валентина Грюнзайд

Что же касается самой «вороньей слободки», то в её описании в точности воспроизведена атмосфера московской «коммуналки» 1930-х годов, где проживало семейство Евгения Петрова. Там был и «грузинский князь», и «ничья бабушка», а внучка Петрова Екатерина Катаева в интервью «Российской газете» предположила, что реальным прототипом Васисуалия Лоханкина могла послужить её бабушка, жена Петрова Валентина Леонтьевна Грюнзайд. Она происходила из состоятельной семьи бывших чаеторговцев, никогда нигде не работала, любила рассуждать о судьбах русской интеллигенции и постоянно забывала гасить свет в местах общего пользования. Платить за электричество приходилось все тому же Петрову.

Илья Ильф и Евгений Петров

Илья Ильф и Евгений Петров

После посещения Беломорканала в 1933 году Ильф и Петров опубликовали в «Комсомольской правде» заметку, которая была озаглавлена "Наш третий роман". «Нас часто спрашивали о том, что мы собираемся сделать с Остапом Бендером... Мы сами это не знали. Останется ли он полубандитом или превратится в полезного члена общества, а если превратится, то поверит ли читатель в такую быструю перестройку? И пока мы обдумывали этот вопрос, оказалось, что роман уже написан, отделан и опубликован. Это произошло на Беломорском канале!». Бендер, перековавшийся таким образом, может, и не сломался бы, но совершенно очевидно лишился бы многих привлекательных своих черт. Вероятно, именно поэтому авторы отказались от продолжения похождений великого комбинатора, не желая сочинять уже откровенно заказную книгу.

Комментарии (0)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.

Поделитесь с друзьями