Написал рецензию в тусовке кино
0
0 4 Сентября Ответить
Написал рецензию в тусовке
1
0 1 Ноября 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 25 Июня 2017 Ответить
Написал рецензию в тусовке литература
0
0 24 Июня 2017 Ответить
Для быстрого поиска начните вводить запрос

​Владыка Тьмы. Путеводитель по творчеству Дарио Ардженто

Что смотреть и как понимать кино маэстро еврохоррора. Раскладываем по полочкам важнейшие фильмы главного режиссера джалло.
7 сентября 0
Кадр из фильма «Дрожь» (1982)/ Фото: Sigma Cinematografica Roma
Кадр из фильма «Дрожь» (1982)/ Фото: Sigma Cinematografica Roma

7 сентября исполнилось 80 лет режиссеру Дарио Ардженто. Для всех, кто хочет изучить историю кино, кинокритик Артур Завгородний рассказывает о триллерах маэстро еврохоррора.

«Причина неудач кроется в нас самих: не в разбитых зеркалах, а в разбитом разуме»
(«Суспирия»)

Дарио Ардженто – важнейший режиссер джалло, расцвет которого пришелся на 1970-е. Как Леоне преобразил вестерн, так Ардженто отточил триллер. Итальянец взял знакомый образ маньяка и одел его в черный макинтош и шляпу, натянул перчатки и вооружил лезвием. Ядовитые цвета и странные ракурсы, элегантные движения камеры и сюрреалистичные композиции, фетишистские крупные планы, кровь и секс, абсурдное и невероятное. Дарио Ардженто не изобрел джалло (пионером выступил Марио Бава), но он определил его форму.

Дарио Ардженто на съемках фильма «Суспирия» (1977)

Дарио Ардженто на съемках фильма «Суспирия» (1977)

Итальянский Хичкок, сын фотографа и кинопродюсера, показал ужас и гротеск в повседневности. Шедевры Ардженто, увлеченного поп-артом и архитектурой, открывают врата в царство, где безумие и одержимость решают, кому жить, а кому умирать. Его творчество – тревожная и извращенная фантазия. Когда героя «Кроваво-красного» спрашивают, почему он стал пианистом, через персонажа отвечает сам автор: «Мой психоаналитик говорит, что в подсознании я ненавидел своего отца, и, ударяя по клавишам, я как бы выбиваю ему зубы. На самом деле, я просто люблю музыку». Поняли? На самом деле, Ардженто просто любит кино. Или, как говорит персонаж «Суспирии»: «Как материалист и психиатр, я убежден, что вера в колдовство и оккультизм является частью психического расстройства».

Джалло – это всегда истории преступления и расследования, где переплетаются образы извращенной сексуальности, жестокого насилия, паранойи и нигилизма, однако эти образы у Дарио Ардженто служат не столько сюжету, сколько атмосфере картины. Правдоподобная детективная история никогда не была смыслом джалло, который сравнивают с порнофильмами. Нарушая законы вкуса, итальянец выдвинул на первый план эстетику. Кино Ардженто, который начал свою карьеру кинокритиком, утверждая, что психология, лежащая в основе его картин, не фрейдистская, а юнгианская, – это королевство сочного визуального и звукового богатства. Странность арджентовских кошмаров чисто кинематографическая.

Дарио Ардженто на съемках фильма «Дрожь» (1982)

Дарио Ардженто на съемках фильма «Дрожь» (1982)

Правильно говорят: коммерческое искусство рискует стать проституткой, а так называемое высокое искусство рискует превратиться в старуху. Но только не кино Дарио Ардженто, чей подход к повествованию поразительно индивидуален и опознаваем. Творчество культового режиссера, которого объявили Висконти насилия и Годаром крови, барочное и зловещее, загадочное и сюрреалистичное – то есть полная противоположность голливудской традиции. Мешая хоррор с нуаром, породив тем самым классический американский слэшер, он изобразил жизнь как ловушку сошедшего с ума буржуа.

«Птица с хрустальным оперением» (1970)

Кадр из фильма «Птица с хрустальным оперением» (1970)

Кадр из фильма «Птица с хрустальным оперением» (1970)

Дебют Дарио Ардженто – прекрасное начало для знакомства с джалло. Герой триллера «Птица с хрустальным оперением» – писатель, который, прогуливаясь по ночному Риму, замечает, как в галерее современного искусства фигура в черном, держа нож, убегает, оставляя раненую девушку на полу. Писатель бессилен: он наблюдает сквозь витрину – как зритель, глядя на киноэкран. Но что видит герой: реальность или постановку?

Одержимость и вуайеризм – главные темы творчества Ардженто, у которого детективом становится творец, ныряющий в параноидальный психоз. Расследование писателя – классического героя нуара, охваченного страхом и сомнением, – приводит его к картине: на ней изображена женщина, на которую напал мужчина с лезвием. Искусство становится ключом к познанию истинного лица и мотивов маньяка.

Сделанная с оглядкой на «Кровь и черные кружева» Марио Бавы, снятая оператором Витторио Стораро и озвученная маэстро Эннио Морриконе, «Птица с хрустальным оперением» была чрезвычайно успешной, хотя история и форма самые обычные. Триллер привлек внимание к итальянцу, и он двинулся дальше, но не бежал из жанрового гетто.

«Кроваво-красное» (1975)

Кадр из фильма «Кроваво-красное» (1975)

Кадр из фильма «Кроваво-красное» (1975)

Если «Птицу с хрустальным оперением» еще можно воспринимать как фильм Бавы, то «Кроваво-красное» мог снять только Дарио Ардженто. Два джазовых пианиста показаны как искаженные отражения друг друга. Одного мучают душевные раны, другого – убитая соседка. Кровавые убийства, замурованная комната и рисунок на стене ведут героя к извращенной любви матери к сыну. Ардженто придумал самую страшную мать со времен Альфреда Хичкока.

Подобно писателю в «Птице с хрустальным оперением», музыкант в «Кроваво-красном», поворотном у режиссера, путается в воспоминаниях. Он не видел киллера, но видел картину на месте преступления, которая потом пропала. А может, не было никакой картины? Вдруг показалось?

Созданное под влиянием «Фотоувеличения» Микеланджело Антониони, «Кроваво-красное» – первая картина Дарио Ардженто, которая была озвучена рок-группой Goblin. Мелодия, между прочим, похожа на главную тему «Экзорциста» Уильяма Фридкина. Детектив закрученный, кукла в смокинге со зловещей улыбкой, а все тайное становится явным в заброшенном особняке, как положено в хорроре, и заканчивается триллер отражением главного героя в луже крови, ошеломленного тем, что он пережил. Персонаж, как зритель, обнаружил в кроваво-красном бездну, о существовании которой никто не подозревал. Таковы дикие кошмары Ардженто.

Читайте также: Эстетская мизантропия. Джалло как традиция еврослэшера

«Суспирия» (1977)

Кадр из фильма «Суспирия» (1977)

Кадр из фильма «Суспирия» (1977)

Самый популярный фильм итальянца. «Суспирия» – хоррор о девушке, которая оказывается в мире магического, мистического и оккультного, утопая в агрессивном красном и синем под жуткие «ла-ла-ла» группы Goblin. Образец формализма и психоделического ужаса, который не пугает, а завораживает. Хоррор подтверждает, что язык Дарио Ардженто – визуальный, а предмет его полотна – смерть.

«Суспирия», навеянная диснеевской «Белоснежкой», стала первой главой «материнской трилогии». Что самое прекрасное в этом сказочном еврохорроре – это потрясающая искусственность истории. Школа танца – не просто цитадель ведьм, а экстравагантный памятник, где страдания – это фантазии маньяка (он же режиссер и зритель). Хрупких девушек сводят с ума и убивают, собака-поводырь впадает в ярость, личинки падают с потолка, а за стенами пробуждается одна из трех матерей зла.

Представьте, если бы Роман Полански снял «Алису в стране чудес», соединив «Отвращение» и «Кабинет доктора Калигари». Ардженто создал симфонию движения, цвета и звука, поэтому «Суспирию», где все герои и злодеи – женщины, а мужчины слепы и немы, справедливо называют пиком его трэш-эстетики. Поездка на такси в шторм никогда не была настолько живописной.

«Дрожь» (1982)

Кадр из фильма «Дрожь» (1982)/ Фото: Sigma Cinematografica Roma

Кадр из фильма «Дрожь» (1982)/ Фото: Sigma Cinematografica Roma

Мастер итальянского хоррора, жанра до сих пор маргинального, не отвернулся от корней. «Дрожь» – современный фильм ужасов, где нет монстров или ведьм, а весь ужас – это изуродованное воображение писателя детективных романов, который начинает расследовать жуткие убийства, когда полиция обнаруживает жертву, чей рот набит страницами его бестселлера.

Маньяк по традиции орудует в паре черных кожаных перчаток, сверкая острым лезвием. Подобно «Птице с хрустальным оперением», искусство становится оружием, когда киллер заявляет автору, что черпает вдохновение в его книгах. И смысл психоза маньяка по классике жанра таится в прошлом – в похотливой женщине в кроваво-красных туфлях.

Зритель снова попадает в ловушку иллюзий сумасшедшего, и как любой фильм Дарио Ардженто, этот тоже об одержимости тайными грехами, которые не отпускают. Говорят, дьявольской красоты «Суспирия» повлияла на фаната, который стал преследовать мастера макабра, и Ардженто взял и придумал «Дрожь». Но даже если бы история оказалась вымыслом, режиссер наверняка сочинил бы ее для нового триллера, который положил конец всему джалло.

«Опера» («Ужас в опере», 1987)

Кадр из фильма «Опера» (1987)

Кадр из фильма «Опера» (1987)

Ария насилия – роскошный эпилог золотой эпохи Дарио Ардженто. Маньяк преследует оперную певицу, которая после гибели всемирно известной дивы получает главную роль в авангардной постановке «Макбета» Джузеппе Верди под руководством режиссера, известного своей карьерой в фильмах ужасов – то есть как бы самого Ардженто.

Среди поклонников появляется навязчивый психопат, только здесь «человек без лица» заставляет молоденькую жертву смотреть, как он пачкает руки кровью. Заставляет смотреть долго и внимательно, с заклеенным ртом и широко открытыми глазами: под веки девушки он приклеивает острые иголки. Помните связанного ремнями героя «Заводного апельсина»?

Джалло с убийствами как ритуалом – обращение режиссера к публике, которая в ужасе закрывает глаза. Образ беспомощного наблюдателя – это выразительный ответ автора на брезгливость впечатлительных критиков и мощное изображение вуайеризма. «Опера» – о дистанции между реальностью и зрелищем. Ардженто, который однажды хотел поставить «Риголетто» Верди, пугает мрачным миром, где художник и зритель объединяются, как классика и хэви-металл, жертва и маньяк, а искусство становится источником великих мучений.

Комментарии (0)
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.

Поделитесь с друзьями